big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Комплексное изучение природных условий и естественных ресурсов и развитие физической и экономической географии

Отечественная физическая география, ставившая перед собой задачу изучения природных условий своей страны, ее отдельных районов и других стран, по системе научных воззрений и концепций издавна занимала передовое положение в мировой науке. Это объяснялось в значительной степени глубокой самобытностью научной мысли в России. Вместе с тем для дореволюционной России были характерны крайняя неравномерность изученности территории и существенные различия в развитии отдельных отраслей географии. Если давно обжитые территории центра и юга Европейской России, а также юга Сибири, вдоль линии Сибирской железной дороги, были изучены во многих отношениях относительно детально, то о так называемых «окраинах» (севере Европейской России, севере и востоке Сибири, Дальнем Востоке, Средней Азии и многих районах Кавказа) даже орогидрографические сведения были весьма скудными и противоречивыми.

Изучение комплекса природных условий на территории России проводилось большей частью попутно с топографо-геодезическими, геологическими, техническими и другими работами. Сравнительно немногочисленные комплексные географические исследования велись не систематично; в выборе задач, программ и маршрутов отдельные исследователи руководствовались чаще всего своими научными интересами. Преобладающая часть таких работ проводилась на средства самих исследователей, хотя значительную методическую, организационную, а частично и финансовую помощь этим экспедициям оказывало Географическое общество, бывшее в то время единственным географическим учреждением в России. Вместе с тем отдельные комплексные исследования, охватывающие одновременно несколько компонентов природы, в начале XX в. начали проводиться ведомственными экспедициями. Среди последних особо следует отметить многолетние экспедиции Переселенческого управления и Министерства путей сообщения. Специально подготовленных кадров географов до революции в России почти не было; лишь в некоторых университетах существовали кафедры географии, при которых специализировались единичные ученые-географы. Особую роль сыграла кафедра географии и этнографии Московского университета, возглавлявшаяся известным географом Д. Н. Анучиным. Специализацию при этой кафедре получили крупные ученые, возглавившие советскую географию в послереволюционное время (Л. С. Берг, А. А. Борзов, А. А. Григорьев). Необходимость в подготовке квалифицированных географов была очевидна для многих прогрессивных ученых, однако идея эта не получала поддержки со стороны правящих кругов России. Только в 1916 г. группа передовых естествоиспытателей добилась разрешения на открытие частных Высших географических курсов для лиц, имеющих высшее образование и желающих специализироваться в области географии.

Организация географических учреждений и развитие территориальных исследований. После Великой Октябрьской социалистической революции молодое Советское государство разработало широкие планы социалистического строительства и сразу же столкнулось с крайней недостаточностью и поверхностностью знаний природных условий и естественных ресурсов страны.

В апреле 1918 г. В. И. Ленин писал: «Академии наук, начавшей систематическое изучение и обследование естественных производительных сил России, следует немедленно дать от Высшего совета народного хозяйства поручение образовать ряд комиссий из специалистов для возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России».

Перед учеными была поставлена задача в короткие сроки осветить природу малоизученных районов страны, стереть географические «белые пятна» на карте и провести своего рода инвентаризацию природных ресурсов и условий строительства.

Эта грандиозная работа не могла быть выполнена малыми силами имевшихся географов-исследователей. Поэтому декретом, подписанным А. В. Луначарским, Высшие географические курсы были преобразованы в первый в стране специальный ВУЗ — Географический институт, просуществовавший в качестве самостоятельного учебного заведения до 1925 г. Это первое географическое высшее учебное заведение сыграло большую роль в развитии советской географии. Ректором Института был избран А. Е. Ферсман, к преподаванию были привлечены известные ученые страны (Л. С. Берг, П. И. Броунов, А. А. Григорьев, В. Л. Комаров, С. С. Неуструев, С. А. Советов, В. Н. Сукачев, Ю. М. Шокальский, Я. С. Эдельштейн и др.). Основной задачей Института была подготовка полевых исследователей, способных производить как комплексное, так и специализированное изучение природных условий и естественных ресурсов. Поэтому методам полевых географических исследований в учебных планах было уделено очень большое внимание. Студенты проходили полевую практику на специально созданной учебной полевой станции (в Саблино) и в первых советских географических экспедициях.

Планы и программы подготовки географов, разработанные в Географическом институте, были впоследствии использованы при организации географических факультетов университетов и педагогических институтов. В связи с укрупнением высших учебных заведений Географический институт вошел в качестве географического факультета в Ленинградский университет. В 30-х годах были созданы географические факультеты при многих университетах. Подготовка географов приобрела массовый характер.

Одновременно развивалась и сеть географических научно-исследовательских учреждений. Развитие ее началось с центра страны.

В 1918 г. при Комиссии по изучению естественных производительных сил Академии наук был организован Промышленно-географический отдел, выросший впоследствии в крупный академический институт (с 1930 г.— Геоморфологический институт, с 1934 г.— Институт физической географии, с 1936 г.— Институт географии АН СССР). При Географическом институте в Ленинграде в 1922 г. был организован Географо-экономический научно-исследовательский институт (ГЭНИИ); одновременно подобный же институт возник и при Московском университете. В этих научно-исследовательских институтах проводилась большая методологическая работа и были заложены основные принципы советской географии.

В Академии наук возник ряд специальных учреждений для изучения природы страны: Полярная комиссия, Комиссия по изучению вечной мерзлоты, лаборатории — соляная, сапропелевая, озероведения и др.

Для комплексных исследований природных условий и ресурсов Европейского Севера в 1920 г. при Высшем совете народного хозяйства была организована специальная Северная научно-промысловая экспедиция. Многочисленные ее отряды, возглавляемые известными исследователями (А. А. Григорьев, Р. Л. Самойлович, В. Н. Сукачев, А. Е. Ферсман), отправились на Кольский полуостров, в Большеземельскую тундру, на Новую Землю и в другие районы Севера. Широкий размах работ экспедиции способствовал реорганизации ее в постоянно действующий институт, в задачи которого входило изучение Северного Ледовитого океана и территорий, прилегающих к Северному морскому пути.

Для комплексного исследования природы и ресурсов Якутской АССР в Академии наук была учреждена специальная Комиссия по изучению Якутской АССР (КЯР). Удачный опыт работ этой Комиссии был использован при комплексных географических исследованиях АН СССР, развернувшихся и в других республиках. В Академии наук был организован Особый комитет по изучению союзных и автономных республик (ОКИСАР), преобразованный позднее в Комиссию по экспедиционным исследованиям (КЭИ). В 1930 г. на базе КЕПС, КЭИ и КЯР был создан Совет по изучению производительных сил (СОПС). Крупные комплексные экспедиции, организованные Академией наук, охватили своими исследованиями обширные малоизученные территории. Большие академические экспедиции второй половины 20—30-х годов сыграли важную роль в развитии территориальных исследований. Широкие комплексные работы были проведены следующими экспедициями: Якутской в 1925—1930 гг., Казахстанской в 1926 — 1927 гг., Кулундинской в 1931—11933 гг., Киргизской в 1932—1933 гг., Каракумскими в 1929 и 1930 гг., Туркменской в 1934—1936 гг., Таджикско-Памирской в 1932—1936 гг. Результаты этих и ряда других многолетних комплексных экспедиций 30-х годов были обобщены в сериях «Трудов СОПС» и др. Географическая изученность территории СССР стала резко возрастать.

Параллельно с изучением природных условий специально организованными учреждениями, большая работа по выявлению и учету разнообразных природных ресурсов проводилась также многими другими организациями. Для этого прежде всего понадобилось создать на всю территорию страны надежные карты. С этой целью декретом, подписанным В. И. Лениным в начале 1919 г., было учреждено Высшее Геодезическое управление, в задачу которого входило проведение систематических топографических съемок и создание общегеографических карт на всю территорию страны.

Одновременно широко развернулись работы по сплошному геологическому картографированию, начатые до революции Геологическим комитетом. Многочисленные геологические учреждения занимались изучением разнообразных минеральных ресурсов. Созданный в 1919 г. Государственный гидрологический институт (ГГИ) начал систематическое изучение и учет водных ресурсов страны. Ботанический и Почвенный институты Академии наук приступили к геоботаническим и почвенным съемкам и составлению карт на всю территорию СССР. Наблюдения за погодой, климатическими и гидрологическими ресурсами велись созданной Единой Гидрометеорологической службой (1921 г.). Данные обширной сети гидрометеорологических станций обрабатывались в научно-исследовательских институтах Гидрометеорологической службы.

Наряду с Москвой и Ленинградом во многих союзных и автономных республиках также стали создаваться научно-исследовательские учреждения (научно-исследовательские институты, филиалы и базы АН СССР, научно-исследовательские институты при вузах и пр.).

В 30—40-х годах первоначальные работы по изучению отдельных компонентов природных условий и значительной части сельскохозяйственных ресурсов в общем были закончены. Вся территория СССР была изучена топографически и охвачена сплошной аэрофотосъемкой. На все районы ее были составлены общегеографические карты различных масштабов. Итоги проведенных комплексных работ начали издаваться в виде капитальных, нередко многотомных сводок и карт. К ним относятся специальные (геоморфологические, геоботанические, почвенные и др.) карты разных масштабов, охватывающие всю территорию СССР, многотомные монографические издания по отдельным элементам природной среды («Геология СССР», «Флора СССР», «Почвы СССР» и др.), первые комплексные научные характеристики природы СССР в целом и ее зон (Л. С. Берг).

К этому же времени относятся первые опыты составления комплексных атласов для Московской области (1933 г.), Ленинградской области и Карельской АССР (1934 г.). В 1937 г. вышел Большой Советский атлас мира, в котором нашли отражение достижения советской науки за 20 лет. В этом атласе впервые были представлены карты по физической, экономической, политической и исторической географии всех материков.

Примерно в это же время обозначился новый этап в развитии географических исследований, связанный с осуществлением пятилетних планов развития народного хозяйства. Для ответа на все возрастающие разнообразные запросы планирующих и хозяйственных организаций требовались более углубленные и детальные знания природных процессов. В связи с этим дальнейшее, еще более ускоренное развитие получили специализированные географические исследования, направленные на углубленное изучение различных местных особенностей развития природных процессов и естественных ресурсов. На основе таких исследований возникли новые мощные импульсы для быстрого прогресса многих частных географических дисциплин.

Этот этап географических исследований был прерван Отечественной войной. В военный период силы географов были направлены на оказание консультативной помощи военным организациям и на изучение природных ресурсов тыловых районов (Урала, Сибири, Казахстана), куда была перебазирована промышленность из временно оккупированных районов.

В послевоенные годы географические исследования резко возросли. Сеть научно-исследовательских учреждений географического профиля развивалась особенно быстро. Активно укреплялись и расширялись существующие институты и отделы, а также создавались новые. Так, например, с 1945 по 1967 г. в Институте географии Академии наук СССР было создано семь новых отделов, а общее число научных сотрудников выросло в пять раз. Расширили работу географического направления Почвенный и Ботанический институты, Лаборатория лесоведения, институты и обсерватории Гидрометеослужбы, институты и опытные станции ВАСХНИЛ'а.

Были созданы новые географические учреждения: Институт географии Академии наук Грузинской ССР, координирующий работу по изучению природных условий и естественных ресурсов горных территорий, Институт географии Академии наук Азербайджанской ССР, Институт географии Сибири и Дальнего Востока (с лабораторией в Чите) Сибирского отделения АН СССР, координирующий работы по изучению ресурсов тайги. Организованы отделы и сектора географии в Академиях наук Армянской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР, Литовской ССР, Молдавской ССР, Украинской ССР, Институт пустынь в Академии наук Туркменской ССР. Крупные институты географического профиля (или с отделами географического профиля) созданы в Сибирском отделении АН СССР (Институт мерзлотоведения — в Якутске, Лимнологический институт — в пос. Лиственничном — под Иркутском, Институт леса и древесины — в Красноярске). На востоке страны возникли комплексные институты — Бурятский (Улан-Удэ) и Северо-Восточный (Магадан).

В послевоенные годы резко расширились территориальные исследования и научная работа многочисленных географических факультетов университетов и педагогических институтов. Можно, в частности, отметить большие коллективные межвузовские работы ряда географических факультетов университетов по природному районированию для целей сельского хозяйства, по составлению комплексных географических атласов республик и областей, по изучению природных условий и естественных ресурсов территорий, тяготеющих к вузовским центрам. При ряде университетов созданы проблемные лаборатории (например, снежных лавин, ландшафтоведения, озероведения, качественной оценки земель и др.), ведущие большую исследовательскую работу, а также постоянные экспедиции, проводящие изучение отдельных территорий.

Изучение природных условий строительства и освоения территорий, а также естественных ресурсов стало неотъемлемой частью исследований, выполняемых большинством проектных организаций и ведомственными научно-исследовательскими институтами, которыми за последние десятилетия выполнен огромный объем территориальных исследований.

Таким образом, в послевоенные годы начала складываться основа физико-географического сектора еще организационно не оформленной географической службы, обеспечивающей материалами и прогнозами предпроектный и проектный этапы научной подготовки решения крупных народнохозяйственных задач.

Создание сети научно-исследовательских географических учреждений и географических факультетов вузов сопровождалось и ростом научной квалификации их кадров.

Следует подчеркнуть, что создание географических центров в союзных республиках стало возможным благодаря большой и кропотливой работе, проделанной Московским и Ленинградским университетами, Институтом географии Академии наук СССР по подготовке высококвалифицированных национальных кадров географов.

Естественно, что развитие науки не может идти без обмена информацией. Издание географической литературы особенно резко возросло за последние два десятилетия. В 1945 г. было организовано специально географическое издательство — Географгиз, влившееся в 1963 г. в издательство «Мысль». Географические редакции, обеспечивающие издание научной, учебной и популярной литературы, имеются ныне в издательствах «Наука», «Мысль», «Просвещение», «Советская энциклопедия», «Прогресс». Литературу по метеорологии, гидрологии, климатологии выпускает специализированное издательство «Гидрометеоиздат». Мощная картосоставительская и издательская база создана Главным управлением геодезии и картографии.

К традиционному периодическому печатному органу географов — «Известия Географического общества» — за истекшие годы прибавились журналы: «Известия Академии наук СССР, серия географическая», «Вестник МГУ, география», «Реферативный журнал, география», «География в школе». Физико-географическая тематика находит отражение и на страницах журналов «Метеорология и гидрология», «Геодезия и картография», «Природа» и др.

Филиалы Географического общества СССР, географические факультеты университетов и пединститутов также ежегодно публикуют сотни печатных листов периодически и непериодически выходящих «трудов», «научных сообщений», «известий».

При многочисленности исследовательских центров одной из важных форм организации научных исследований становятся совещания и съезды. Изменение тематики географических съездов хорошо отражало смену научных интересов и основных задач физической географии.

В 1933 г. по инициативе Государственного географического общества собрался Первый Всесоюзный географический съезд, оказавшийся важной вехой в развитии советской географии. На съезде было заслушано более двухсот докладов. Большая часть их была посвящена подведению итогов территориальных исследований советского времени, развертыванию дальнейших работ в этом направлении и различным вопросам частных географических дисциплин. В отдельных докладах были рассмотрены общие методологические и научно-методические проблемы, в том числе важнейшие проблемы физической географии, связанные со становлением ее новых теоретических основ. В 1947 г. состоялся Второй Всесоюзный географический съезд и одновременно Первый съезд Географического общества СССР. Эта дата совпала с празднованием столетнего юбилея Географического общества. На этом съезде в области физической географии также преобладали доклады, посвященные территориальным исследованиям и отраслевой проблематике; в докладах давались главным образом общие характеристики изученности территорий, освещались частные результаты исследований, теоретические вопросы генезиса и распределения различных географических объектов. В немногих, но весьма важных докладах было продолжено обсуждение общих проблем теории физической географии. Обращаясь к последующим съездам Географического общества СССР (II съезд—1955 г., III съезд — 1960 г., IV съезд — 1964 г.), можно видеть, как на первый план и в количественном отношении выдвигаются доклады, посвященные вопросам изучения физико-географических закономерностей, управления природными процессами (конструктивная география). Характерно, что на последних съездах доклады делались часто не отдельными учеными, а большими научными коллективами, в число которых входили и работники проектных организаций.

В результате территориальных исследований накопился обширный оригинальный материал, на основе которого было написано много физико-географических комплексных страноведческих работ различного назначения и научного уровня. Среди них следует прежде всего отметить ряд серийных книг. К их числу относится выпускавшаяся Институтом географии АН СССР в 1946—1953 гг. серия книг о природе СССР (выпущено 13 книг) и подготовленная географической редакцией изд-ва «Мысль» серия «Очерков природы СССР» (10 книг).

Институтом географии АН СССР в содружестве со многими научно-исследовательскими учреждениями заканчивается работа над многотомной серией «Природные условия и естественные ресурсы СССР». В монографиях этой серии, посвященных природным условиям и естественным ресурсам крупных районов СССР, подводятся итоги научных исследований и намечаются перспективы дальнейшего изучения и наиболее полного использования естественных ресурсов. С завершением издания указанной серии страна получит первую академическую комплексную характеристику природы.

Существенный вклад в физико-географическую страноведческую литературу по СССР внесли учебники по физической географии СССР для университетов и педагогических институтов (Б. Ф. Добрынина; С. П. Суслова; Н. А. Гвоздецкого, Ф. Н. Милькова, Н. И. Михайлова; М. И. Давыдовой, А. И. Каменского, Н. П. Неклюковой, Г. К. Тушинского; А. И. Архангельского, А. М. Алпатьева, Н. Е. Подоплелова, А. Я. Степанова и др.).

Огромен объем научных работ по изучению природы и естественных ресурсов отдельных республик и областей СССР, выполненных местными научными учреждениями. Эти работы послужили научной базой для создания (практически в течение последнего десятилетия) учебников по географии всех союзных республик и большинства областей, краев и автономных республик. В последнее пятилетие ежегодно публиковалось более 70 страноведческих характеристик.

Важной формой информации о современных знаниях в области физико-географического страноведения стали энциклопедии. Кроме двух изданий Большой и Малой советских энциклопедий, содержащих много географических статей, в 1961 —1966 гг. выпущена пятитомная «Краткая географическая энциклопедия» (около 500 уч.-изд. листов) тиражом 80 тыс. экз. Значительный запас новых и обновленных данных содержится в национальных энциклопедиях: украинской, литовской и др.

В области физико-географического страноведения можно отметить следующие тенденции, проявившиеся за годы Советской власти. Во-первых, переход от универсальных характеристик, с помощью которых авторы стремились удовлетворить запросы любых категорий читателей, преследуя в основном просветительные цели, к характеристикам с более четкими производственными задачами. Отмечается формирование прикладного комплексного физико-географического страноведения, отвечающего общей тенденции укрепления и развития конструктивного направления в географии. Во-вторых, переход к характеристикам все более мелких административных подразделений; если в первые десятилетия Советской власти характеристики давались преимущественно по стране в целом, по крупным экономическим районам и союзным республикам, то сейчас типично появление работ по отдельным областям и даже частям областей. Это стало возможным лишь в результате создания местных географических ячеек (главным образом при высших учебных заведениях) и роста научной квалификации местных кадров. В-третьих, наметились изменения в структуре работ. Наряду с характеристиками компонентов и регионов стали вводиться характеристики ландшафтов. Появились разделы, посвященные анализу отдельных региональных — природных или экономических — проблем.

Особое место в подведении итогов территориальных исследований занимают комплексные республиканские и областные атласы, в которых дается разностороннее и целостное отображение природных условий, экономики и государственного строительства. В настоящее время изданы атласы почти всех союзных республик и значительное число атласов областей. Широкий выпуск атласов явился результатом больших коллективных исследований природных условий и естественных ресурсов, выполненных в последние десятилетия.

В послевоенное время советскими исследователями был внесен существенный вклад и в изучение физической географии зарубежных территорий, главным образом Азии и Антарктиды (А. С. Барков, И. П. Герасимов, К. К. Марков, Э. М. Мурзаев, А. М. Рябчиков, Л. Д. Долгушин, Е. Н. Лукашева и другие). Интересные работы были выполнены в содружестве с географами социалистических стран.

Последним наиболее крупным достижением советской географии и картографии, отражающим состояние географических знаний, явился изданный в 1964 г. Физико-географический атлас мира, который по объему научных сведений и глубине разработки данных не имеет предшественников.

Прогресс методов физической географии. На протяжении всего пятидесятилетнего периода совершенствовалась и развивалась система методов физической географии. Однако особенно бурное развитие методики связано со второй половиной этого периода. Существенной вехой были 30-е годы, когда физическая география приняла на вооружение методы диалектического материализма. Большое влияние на развитие методики оказало и последовательное усложнение требований со стороны практики, сопряженное с бурным ростом всего хозяйства страны.

В первые десятилетия после Великой Октябрьской социалистической революции, когда все силы географов были направлены на инвентаризацию ресурсов и природных условий и когда невольно суть всех физико-географических исследований сводилась к территориальным изысканиям, незримо возник и знак равенства между методикой сбора материала о ресурсах, методикой создания комплексного географического описания территории и методикой физической географии как науки.

Позднее, когда все чаще стали возникать задачи, для решения которых необходимо было не только констатировать и объяснять суть географических явлений, но и прогнозировать поведение сложных систем, включающих как природные комплексы, так и комплексы инженерных сооружений, возникли и новые импульсы в развитии методики. Особенно отчетливо заметны проявления их в настоящее время. В этой связи центр тяжести в методике все более переносится с этапа сбора материала на этапы нахождения закономерностей и прогнозирования поведения природных комплексов. Качество методики анализа все более определяет надежность получаемых эмпирических закономерностей и теоретических выводов, а также надежность прогноза поведения природы под воздействием инженерных и агротехнических мероприятий.

Методика физической географии, так же как и большинства естественных наук, характеризуется множественностью методов. На протяжении пятидесяти лет количество и содержание методов сильно изменились. Так, именно в эти годы в ландшафтоведение и землеведение в той или иной мере внедрились исторические (палеогеография), физические (аэрометоды, физика ландшафтов), химические (геохимия ландшафтов), картографические и математические методы; в последние годы отмечается внедрение формально-логических методов.

Естественно, что состав и содержание конкретных методов неодинаковы на различных этапах познания: наблюдения и составления протоколов наблюдения, анализа протоколов наблюдения и выявления эмпирических зависимостей, позволяющих прогнозировать поведение объекта, развертывания теории.

Особенно резкие изменения претерпели методы наблюдения, что можно видеть на примере развития экспедиционных и стационарных методов.

За истекшие 50 лет экспедиции стали достоянием всех отраслей физической географии. Уже вся территория страны полностью охвачена экспедиционными исследованиями. Однако потребность в новых сведениях для решения новых хозяйственных задач предопределяет необходимость и в дальнейшем проводить экспедиционные исследования даже в тех районах, которые были издавна обжиты и считались хорошо изученными.

Экспедиционные наблюдения претерпели ряд общих изменений. В их числе:

а) наращивание и усиление комплексности исследований при одновременном усилении специализации проводимых научных работ;

б) переход от маршрутных обследований к сплошному изучению площадей, сопряженному с их картированием;

в) увеличение объема измерительных работ и переход к измерению состояния и интенсивности природных явлений;

г) обогащение арсенала исследовательских приемов за счет внедрения новейших технических достижений;

д) сопряжение экспедиционных и стационарных исследований.

Все чаще и чаще экспедиции направляются не просто для изучения естественных ресурсов той или иной территории, как это было широко распространено еще в 30-х годах, а для научной разработки конкретной народнохозяйственной проблемы, связанной с освоением тех или других естественных ресурсов. Тематическое ограничение работ экспедиций сопровождалось усилением специализации их различных отрядов. Но одновременно под влиянием диалектического метода, требующего, чтобы все явления изучались в их связи с окружающими явлениями, активно внедрялась идея комплексности исследований. Внедрение шло разными путями. Среди них надо назвать создание комплексных экспедиций, изучающих один и тот же объект со многих сторон, увеличение числа специализированных отрядов в рамках отдельных экспедиций, расширение программ исследования, усиление связи между исследованиями отдельных компонентов, внедрение элементов изучения смежных компонентов в программу изучения компонента, основного для данной экспедиции.

Очень важным был переход от маршрутного обследования территории к сплошному изучению площадей, сопровождаемому картированием. Раньше всего на этот путь стали те отрасли науки, перед которыми возникли задачи составления в той или иной форме кадастров ресурсов, имеющих площадное распространение. Для картирования и учета ресурсов такого рода создавались полевые подразделения, например землеустроительные, лесоустроительные или кормовые (пастбищные) экспедиции и отряды, подчиненные земельным, лесным или другим органам. Несколько позже стали на путь сплошного картирования более молодые отрасли (геоморфология, ландшафтоведение и др.).

Необходимость давать практике ответы на все более сложные в техническом отношении вопросы (об объеме и динамике ресурсов, о взаимоотношении инженерных сооружений с природными комплексами и т. п.) и усиливающееся внедрение количественных методов вызвали широкий размах измерительных работ. Еще 50 лет назад основными работами такого типа были топогеодезические измерения, необходимые для характеристики пространственного соотношения изучаемых объектов, а также гидрологические и климатологические измерения. В последние годы увеличивается объем измерений природных процессов: развития форм рельефа, физиологического состояния растений и т. п.

Весьма важно также развитие метода ключевых точек, заложенного еще в докучаевский период развития географии.

Работы на географических точках — своеобразных пространственных моделях обширных природных комплексов — заняли в системе экспедиционных исследований такое же место, как изучение тел и явлений в процессе физического или химического лабораторного эксперимента. Точно фиксируемое положение в пространстве и во времени позволяет провести проверку наблюдений, повторить их и т. п. Дискретные наблюдения на точках представляют собой существенный материал для статистического анализа.

Внедрение новых методов сопровождалось разработкой новой, преимущественно измерительной, аппаратуры. Сказывалось оно и в изменении характера первичной географической документации. Начавшийся еще в прошлом веке процесс усиления жесткости форм фиксации наблюдений, сказавшийся прежде всего в создании топогеодезических, климатических и гидрологических журналов, захватил в последнее время почвоведение, географию растений, ландшафтоведение. Ныне отмечается внедрение в полевую документацию перфокарт.

Естественно, что с развитием хозяйства и техники в нашей стране переменился и используемый экспедиционный транспорт. От конного транспорта, бывшего основным видом в экспедициях первой трети XX в., совершился переход к автомобилям, от собак и оленей — к вездеходам, вертолетам и самолетам.

На протяжении пятидесяти лет шло последовательное внедрение стационарных методов наблюдения. Прежде всего (еще до революции) оно коснулось наиболее изменчивых компонентов географической оболочки — климатического и гидрологического. Программы Гидрометеорологической службы неоднократно совершенствовались, было достигнуто правильное территориальное ее размещение. Постепенно, различными темпами, стационарные методы внедрялись и в другие отрасли географии. Особое значение этих методов для физической географии было выявлено в ходе становления представлений о географической оболочке Земли и о необходимости углубленного изучения процессов ее развития.

Внедрение стационарных методов в отраслях, связанных с изменчивыми компонентами природы, привело к возникновению комплексных по своему содержанию метео- и гидроледоведческих полярных станций ГУСМП, лавинно-снежных и мерзлотных станций, гляциологических стационаров, получивших широкое распространение в период МГТ. Медленнее шло внедрение стационарных методов исследования в изучение биологических компонентов. Однако и здесь стационарные наблюдения, важные для физической географии, стали выполняться разнообразными станциями многих ведомств: сельскохозяйственными, лесными, торфяными, охотничьими и др.

Наряду с увеличением сети стационаров происходили значительные качественные изменения стационарных исследований, связанные с развитием методов наблюдений и расширением проблематики науки. Состояние этих работ на рубеже 60-х годов охарактеризовано в коллективном труде «Советская география» (1960). Остановимся здесь лишь на наиболее важных моментах.

В изучении климата, кроме регистрации «классических» метеорологических элементов, видное место заняли работы, связанные с определением радиационного баланса земной поверхности, наблюдения за температурой почв и снежным покровом. В области гидрологии выдвинулись на первый план исследования водного баланса и стока. Наконец, стационарные методы нашли широкое применение в области геоморфологии. При этом для горных территорий можно выделить работы по изучению селей, обвалов, лавин, начатые еще около трех десятилетий назад на стационарах, которые были созданы как на севере (Хибины), так и на юге страны (Тянь-Шань, Кавказ). Особенно много сделали в этом направлении Московский и Тбилисский университеты. Труды стационаров, весьма важные в практическом отношении, внесли крупный вклад и в разработку методики стационарных исследований экзогенных процессов в горах. Для равнинных территорий выделяется комплекс исследований эрозионных процессов. Эти исследования, начатые в нашей стране в советское время, проводятся преимущественно на расчлененных равнинах Европейской части СССР.

Ряд вопросов, важных для сельского и лесного хозяйства, а также полезащитного лесоразведения, потребовал организации стационарных исследований почв, в частности их водного и солевого режима. Соответствующие работы были поставлены Институтом леса АН СССР, Почвенным институтом им. В. В. Докучаева, академиями наук республик Средней Азии и различными сельскохозяйственными станциями. Значительный объем работ был проделан стационарами Джаныбекским, Аршан-Зельменским, Теллермановским и др.

Институты Академии наук СССР, Госсортсеть, заповедники, ботанические сады и другие научные учреждения осуществляют ботанико-географические исследования стационарного типа. Фенологические наблюдения проводятся также сетью станций Гидрометеослужбы и фенологическими комиссиями Географического общества СССР. Многолетние работы заповедников играют первостепенную роль в развитии стационарных зоогеографических исследований. Для разработки методики этих исследований много сделано также охотничьими и противоэпидемическими станциями. Изучение сезонных и многолетних аспектов фаун, структуры и внутренних связей в биогеоценозах и другие важнейшие проблемы стационарных исследований тяготеют непосредственно к работам ландшафтного плана.

Наиболее сложной формой стационарных наблюдений являются комплексные физико-географические (ландшафтные) наблюдения. Однако они еще не вышли из стадии опытов и поисков, ведущихся единичными научными центрами. Создание сети таких стационаров, которая будет охватывать все основные типы природной среды, должно стать делом ближайшего будущего. В числе первых опытных станций можно назвать комплексные стационары Института географии АН СССР. Первый из них, организованный в Зеленой Слободе (Подмосковье), в конце 30-х годов приступил к изучению балансов тепла и влаги и их связи с другими компонентами природных комплексов; работы его были прекращены в начале Отечественной войны. Вскоре после войны начались работы высокогорной Тянь-Шанской физико-географической станции, внесшей значительный вклад в изучение гор и создание методики исследований. Ныне эта станция продолжает свою деятельность в составе Академии наук Киргизской ССР. Институтом географии АН СССР организован Курский комплексный физико-географический стационар, изучающий обмен вещества и энергии в системах биотических и абиотических компонентов ландшафтной сферы.

Ряд наблюдений выполнен научными станциями географических факультетов Московского (Хибинской) и Ленинградского (на Карельском перешейке) университетов. С 1958 г. в Забайкалье работает стационар Института географии Сибири и Дальнего Востока СО АН СССР (Алкучанский Говин), преследующий цели изучения экологических систем и выяснения их производственного потенциала.

Очевидно, дальнейшее развитие стационарных исследований пойдет по линии создания системы отраслевых и комплексных стационаров (от институтов до простейших сезонных наблюдательных станций),

Актинометрическая мачта с кареткой для измерения составляющих радиационного баланса над лесом и внутри леса

на работу которых будут опираться и частично уже опираются экспедиционные исследования, подобно тому как сейчас на сложную геодезическую сеть, состоящую из пунктов разного класса, опираются любые топогеодезические работы.

Мы познакомились с развитием экспедиционных и стационарных методов наблюдения. Однако, как известно, специфика методики науки раскрывается не столько в методах наблюдения и протоколирования, сколько в методах анализа материала и нахождения эмпирических закономерностей, а также в методах развертывания теории.

Что касается методов нахождения эмпирических закономерностей то здесь прежде всего можно отметить, что отрасли физической географии

Микродатчики для измерения составляющих радиационного баланса внутри травяного покрова

пользуются в настоящее время практически всеми методами, известными и другим наукам. В разных отраслях науки этот результат был достигнут различными путями. Пожалуй, наиболее общим процессом,, охватившим все отрасли науки — от весьма частных до наиболее общих, а также все ее ветви — от геофизических до биологических, явилось активное внедрение картографических и математических методов. Степень и направленность этого процесса были неодинаковы в различных отраслях, поэтому изложить изменения, происшедшие за рассматриваемый период, очень сложно. Легче заметить изменения в молодых, интегрирующих отраслях физической географии — землеведении и ландшафтоведении.

За истекшие 50 лет к сравнительному методу (бывшему почти единственным методом анализа для двух названных отраслей) прибавились методы исторические, картографические и математические. Особенно активно развивались картографические методы в ландшафтоведении (М. А. Первухин, Н. А. Солнцев, А. Г. Исаченко). Математические же методы, наоборот, стали внедряться в общую физическую географию через землеведение (балансовый метод и корреляционный анализ) (Д. Л. Арманд, М. И. Будыко, В. П. Волобуев, И. П. Герасимов, А. А. Григорьев) и лишь в настоящее время проникают в ландшафтоведение. Развитие исторических методов также было связано преимущественно с решением теоретических вопросов землеведения (К. К. Марков). В последние годы довольно отчетливо прослеживается линия дальнейшего расширения методов анализа и выявления эмпирических закономерностей за счет моделирования и активного эксперимента.

Вместе с тем важно отметить взаимодействие методов. Весь материал, полученный с помощью очень разнообразных — экспедиционных, стационарных, экспериментальных — методов наблюдения и проанализированный с помощью количественных, картографического и исторического методов, трансформируется, преломляется через призму пространственно-сравнительного метода. И результаты визуальных наблюдений, и данные, полученные путем сложных измерений, и одномоментные экспедиционные наблюдения, и охватывающие значительный отрезок времени стационарные наблюдения, и материалы геофизические и геохимические могут ответить на вопросы общей физической географии лишь при наличии пространственно сравнимого материала. Ведущая роль пространственно-сравнительного метода в нахождении эмпирических закономерностей и предсказании поведения объектов во взаимодействии с историческими, картографическими и математическими методами является характернейшей чертой современной методики физической географии.

Методика развертывания теории в физической географии разработана еще слабо. Здесь преобладают большей частью интуитивные решения. Особенно заметен этот недостаток в молодых отраслях науки — биогеографии, геоморфологии, ландшафтоведении. Однако в методику всех отраслей все настойчивее проникают элементы формализации понятий, создающие предпосылки для широкого развития формально-логических и математико-логических методов.

В общем наблюдается некоторое отставание в разработке методов нахождения эмпирических закономерностей и прогнозирования, а также отставание в методике развертывания теории.

Развитие теории общей физической географии. Широкое развитие территориальных географических исследований и совершенствование методики, обусловившие накопление нового фактического материала, и, наконец, постоянное усложнение поставленных практикой научных проблем вызывали активную разработку теоретических основ физической географии.

Единое землеведение и отдельные географические разделы естественных наук (геоботаника, зоогеография и др.) качественно изменились и выросли за прошедшие 50 лет в сложную, но вместе с тем и стройную систему физико-географических наук, изучающих географическую оболочку и отдельные ее компоненты. Для этого периода характерно бурное развитие географической гидрологии и почвоведения, становление геоморфологии и климатологии, возникновение мерзлотоведения и снеговедения, создание отечественной гляциологии.

Однако одновременно с тенденцией к дифференциации отчетливо проявлялась и тенденция формирования интегрирующих отраслей. Развитие частных физико-географических наук обусловило повышение роли и рост комплексного ядра всей системы физико-географических наук. Речь идет об общей физической географии, включающей общее землеведение и ландшафтоведение, как о науке, вокруг которой объединяются частные дисциплины. В свою очередь развитие землеведения и ландшафтоведения опирается на успехи частных наук.

С первых дней становления советская география унаследовала прогрессивные материалистические взгляды передовых русских ученых Д. Н. Анучина, В. И. Вернадского, А. И. Воейкова, В. В. Докучаева, А. Н. Краснова и других, сформулировавших основные положения о целостности и неразрывности земной природы, определяемой глубокой взаимосвязью и взаимообусловленностью всех ее компонентов, и о природных зонах как особых природных образованиях.

Решающее влияние на разработку основ советской физической географии оказало начавшееся в 30-х годах внедрение принципов и методов диалектического и исторического материализма. Уже в эти годы А. А. Григорьев обосновал выделение оболочки Земли, отличающейся от других земных оболочек (сфер) наличием в ее составе вещества в трех агрегатных состояниях, что определяет возможность зарождения и существования жизни и органического вещества; энергетической базой протекающих в ней процессов являются источники энергии как космического, так и теллурического происхождения. Для географической оболочки, как и для других сфер Земли, характерны ярусность строения, взаимопроникновение отдельных слагающих ее компонентов и обмен между ними веществом и энергией.

Изучение географической оболочки как целого стало основной задачей землеведения. В короткое время были накоплены тысячи фактов, свидетельствующих о взаимных связях качественно весьма различных процессов, например, геоморфологических процессов с соотношением тепла и влаги и распределением растительности, растительности с тектоническими процессами и циркуляцией воздушных масс и т. д.

Изучение взаимосвязей компонентов географической оболочки как единого целого очень важно для науки и практики. С представлением о целостности географической оболочки связаны:

1) переход к изучению компонентов природы как частей географической оболочки, что привело к расширению круга анализируемых связей и, следовательно, к более всестороннему и глубокому изучению отдельных компонентов, способствовало консолидации всей системы физико-географических наук;

2) «покомпонентная» (факторная) система воздействия на природу, суть которой сводится к тезису: «изменение одного компонента географической оболочки закономерно приводит к изменению других»;

3) индикационное учение, согласно которому легко различимые признаки одного из компонентов свидетельствуют и о вероятности нахождения непосредственно не наблюдаемых свойств другого компонента. Это учение послужило теоретической основой методики специального дешифрирования аэрофотоснимков и сейчас активно развивается во многих отраслях географических наук.

С развитием землеведения были связаны и существенные достижения в изучении зонально-поясных закономерностей дифференциации географической оболочки (Л. С. Берг, А. А. Григорьев). В результате исследований, проведенных А. А. Григорьевым и М. И. Будыко, была выяснена зависимость продуктивности биологической массы разных зон от количества тепла и влаги и их соотношения. Им удалось сформулировать периодический закон географической зональности, по которому зоны, отличающиеся одинаковым соотношением тепла и влаги, в определенном порядке повторяются в каждом тепловом поясе.

Важное место заняли работы А. А. Григорьева, посвященные крупным природным поясам, в которых впервые была сделана попытка применить к характеристике территории новые принципы (анализ взаимосвязи процессов, балансовый метод и т. д.). До сих пор еще непревзойденным образцом научной характеристики является «Субарктика», удостоенная Государственной премии.

Упомянутые принципиальные положения, развитие которых тесно связано с развитием теории землеведения, ныне стали или становятся достоянием широкого круга географических наук.

Распространению этих положений очень способствовало создание С. В. Калесником оригинального курса «Основы общего землеведения» (1947).

В последние десятилетия физическая география все больше внимания уделяет природно-территориальным комплексам разных таксономических рангов. Интерес к природным комплексам, первоначально возникший на базе докучаевского учения о зонах природы, знаменовал принципиально новый этап развития физической географии — этап изучения не только компонентов географической оболочки Земли

Лев Семёнович Берг

(хотя бы и в их взаимной связи), но и изучения входящих в ее состав различных структур (природно-территориальных комплексов, геосистем, ландшафтов, географических единств, регионов и т. п.). Изучение «структур» стало основным объектом изучения ландшафтоведения.

Выявление ландшафтных структур как составных частей географической оболочки свидетельствовало о том, что последняя представляет собою систему не только сложную, т. е. состоящую из разнородных, но взаимосвязанных компонентов, но и комплексную, т. е. построенную из однотипных, многократно повторяющихся структур (природных комплексов). По существу перед общей физической географией был поставлен вопрос о необходимости изучения закономерностей формирования, развития, распространения и взаимодействия объективно существующих структурных частей географической оболочки (обособившихся в ходе ее эволюции), а не только об изучении неоднородности географической оболочки «от места к месту», ее «мозаичности», «территориальных группировок предметов и явлений» и т. д.

Исследования обширных территорий, выполненные в различных масштабах, выявили наличие природно-территориальных комплексов разного масштаба, разного ранга. Природные комплексы различных рангов обладают качественной определенностью. Обусловлено это тем, что связи одних и тех же компонентов в комплексах разных рангов, как отмечал А. А. Григорьев (1946), имеют различную интенсивность, различную значимость. Различия в «способе соединения» природных компонентов порождают и качественные различия комплексов разных рангов.

С качественной определенностью природных комплексов разного ранга связана и необходимость их изучения не только как частей географической оболочки, но и как самостоятельных дискретных систем, обладающих определенной цельностью. Единство прерывности и непрерывности, характерное для всего материального мира, свойственно и географической оболочке.

Выявление диалектического единства непрерывности географической оболочки и дискретности составляющих ее природных комплексов разного ранга — существенное достижение общей физической географии, опирающейся на диалектический метод познания природы.

Становление ландшафтоведения относится именно к последнему пятидесятилетию, но особенно бурно оно развивалось в послевоенный период. В эти годы были разработаны принципы и приемы ландшафтного картирования, изданы руководства по ландшафтным исследованиям. За это время укрепились связи ландшафтоведения с сельским хозяйством и сформировались связи его с медициной, строительством; появились первые конкретные опыты региональных ландшафтных характеристик, возникли физика, геохимия и биотика ландшафтов. Крупным научным достижением послевоенного периода является переход от теоретико-логической модели, в которой природный комплекс рассматривался как сумма компонентов, к модели, в которой он рассматривается как совокупность структурных образований более низкого ранга. Последние годы ознаменовались разработкой представлений о природном комплексе как о сложной динамической саморегулируемой системе. Значительно слабее развивалась методика изучения природных комплексов.

На протяжении всего советского периода особый раздел ландшафтоведения — комплексное природное районирование (иначе называемое ландшафтным, физико-географическим) — сохранял значение ведущего раздела этой науки. Число публикаций по природному районированию за 1917—1964 гг. только на русском и украинском языках составило 1130. Столь большой интерес обусловлен тем, что районирование представляет естественноисторическую основу пространственной дифференциации многих хозяйственных мероприятий. Сначала этот интерес был вызван тем, что районирование составляло канву для инвентаризации ресурсов. Позднее он усилился в связи с необходимостью планировать и проектировать системы мероприятий, сообразуясь с характером и динамикой природных комплексов. Особенно вырастает значение знания закономерностей дифференциации географической оболочки с усилением процессов конструктивного воздействия на природу.

Знакомство со схемами районирования СССР показывает, что за 50 лет значительно углубилось представление как об общих законах дифференциации географической оболочки и интеграции природных комплексов, так и о конкретных проявлениях этих законов на территории СССР. Если, в частности, сравнить между собой схему природного районирования, составленную Л. С. Бергом (1913 г.) незадолго до революции, и схему районирования, принятую в серии монографий «Природные условия и естественные ресурсы СССР», издание которой начато в 1963 г. и продолжается в настоящее время, то можно довольно легко выявить основные черты этих изменений.

Прежде всего бросается в глаза увеличение детализации схемы. Общее число выделов благодаря огромной работе, проделанной по изучению территории СССР, увеличилось примерно в 10 раз. Особенно заметны изменения в Азиатской части СССР.

Отмечается и увеличение числа ступеней районирования, что отражает углубление знаний о сложности строения географической оболочки. Любопытно, что развитие таксономической системы шло не просто по линии непрерывного дробления низших единиц, например ранга «природный район», характеристики которых по общему признанию особенно существенны для планирования работы отдельных предприятий. Усложнение задач планирования потребовало и увеличения внимания к единицам самого высокого ранга, масштаба «природных стран», характеристики которых важны для планирования работы сложных производственных объединений — территориально-производственных комплексов. Таким образом, шло одновременно обогащение знаний о макро- и микрокомплексах, слагающих географическую оболочку.

Прошедший этап характеризуется также переходом от чисто зональных, плоскостных схем к схемам, учитывающим наряду с зональностью и специфику крупных долготных биоклиматических секторов и структурно-тектонические закономерности, т. е. к схемам пространственным, трехмерным. Наиболее важные этапы формирования современной схемы районирования СССР связаны с выявлением и изучением трех важнейших типов дифференциации географической оболочки: 1) биоклиматической горизонтальной и вертикальной зональности (В. В. Докучаев, Л. С. Берг, А. А. Григорьев); 2) фациально-секторальной изменчивости (Л. И. Прасолов, И. П. Герасимов, А. А. Григорьев, Г. Д. Рихтер), связанной в своей основе с изменением соотношений количества тепла и влаги; 3) обусловленным неравномерностью энергии и масштаба тектонических движений расчленением земной коры на морфоструктуры (И. П. Герасимов). Этот процесс отражал не только углубление знаний, но и в какой-то мере расширение практических связей физической географии с отраслями народного хозяйства. Безраздельное господство зональных схем в значительной мере объяснялось тем, что в начале рассматриваемого периода контакты общей физической географии почти целиком исчерпывались связями с сельским и лесным хозяйством. В последние десятилетия выросли связи с другими отраслями хозяйства, развитие которых требует учета не только зонально-поясных, но и других процессов, связанных с энергией недр. В их числе можно отметить горнодобывающие отрасли промышленности, развитие которых требует знания закономерностей размещения минерально-сырьевых ресурсов, энергетику и строительство, нуждающиеся в учете тектонической подвижности территории, определяющей устойчивость сооружений, и т. п.

Существенно обогатилась и теория процесса районирования. Важное значение имели усиливающиеся в последние годы тенденции применения к решению задач районирования принципов и методов формальной логики, с одной стороны (Д. Л. Арманд, Б. Б. Родоман), и представлений об интеграции природных комплексов низшего таксономического ранга в структуры более высокого ранга (М. А. Первухин, Н. А. Солнцев, В. С. Преображенский).

Произошли и существенные изменения в методике районирования. От районирования, базировавшегося лишь на геоботанической и орографической картах, мы сейчас подошли к районированию, которое учитывает принцип интегрирования природных комплексов и которое может опираться на ландшафтные карты и крупномасштабные схемы комплексного районирования отдельных районов. Важно и привлечение к решению вопросов о естественных границах количественных методов.

С углублением знаний о законах географической оболочки и расширением связей физической географии с народным хозяйством изменилось содержание текстовых характеристик выделенных на схемах регионов. Особенно заметно увеличение числа признаков, вовлекаемых в характеристику, обогащение характеристик количественными данными, среди которых немалую роль играют данные о природных ресурсах, усиление внимания к природным процессам, их физической и химической сущности.

Использование закономерностей, выявленных землеведением и ландшафтоведением, имеет существенное значение для правильного решения многих практических проблем хозяйственного строительства. Только при хорошем знании поведения системы «природный комплекс — техническое воздействие» возможно наиболее полное и целесообразное использование естественных ресурсов. В ходе работ, направленных на решение практических задач, стал складываться ряд особых географических дисциплин. Особенно успешно развиваются исследования в области качественной и экономической оценки природных ресурсов, в которых принимают участие представители физической и экономической географии, а также специалисты по техническим дисциплинам и экономисты. В последние годы отмечается тенденция формирования «инженерной географии».

Важными проблемами совместных физико- и экономико-географических исследований становятся анализ экономических предпосылок целенаправленного воздействия на структуру ландшафтных комплексов и оценка производственной эффективности этого воздействия.

Изучение естественных ресурсов и экономическая география. Наряду с физической географией и частными физико-географическими дисциплинами экономическая география играет большую роль в изучении природных условий и естественных ресурсов СССР.

Закономерность участия экономической географии в решении научных и практических задач, относящихся к изучению, учету и использованию обществом природных условий и естественных ресурсов, вытекает из того, что последние по существу представляют собой общественную категорию. Будучи телами природы, развивающимися по законам природы, познаваемым многими отраслями естествознания, естественные ресурсы (энергетические, минерально-сырьевые, водные, лесные, сельскохозяйственные и др.) являются таковыми в той мере, в какой это вытекает из потребностей общественного производства, уровня развития производительных сил и характера социально-экономических отношений. Такая двойственная природа самой категории естественных ресурсов (и природных условий деятельности людей) делает объективно необходимым сотрудничество естественных и общественных (а также технических) наук в их изучении. Хозяйственная оценка природных ресурсов, как это отмечено в решениях трех последних съездов Географического общества СССР (1955, 1960, 1964 гг.), входит в число основных задач экономической географии.

Превращение экономической географии в условиях социалистического строительства в науку преобразующую, не ограничивающуюся чисто познавательными задачами, сопровождалось, в частности, возрастающим интересом к проблемам освоения естественных ресурсов. Это вытекало из того, что, начиная с первых же шагов Советской власти, задачи рациональной территориальной организации производительных сил оказались связанными с мобилизацией природных богатств страны. Не случайно в работах В. И. Ленина, написанных в первые месяцы существования Советской России («Набросок плана научно-технических работ», «Очередные задачи Советской власти»), проблемы рационального размещения промышленности и разработки естественных ресурсов назывались в числе важнейших. Именно эти задачи в первую

Николай Николаевич Баранский

очередь были поставлены советским правительством перед Академией наук.

Несомненно, что это обстоятельство с самого начала оказало большое влияние на содержание складывавшейся молодой советской экономической географии. Формирование на основе марксистско-ленинского мировоззрения по существу новой методологической базы экономической географии сопровождалось, как и во всех общественных науках, большими трудностями. Критическое усвоение классического наследия вызывало острые дискуссии и борьбу взглядов среди ученых. В частности, необходимость преодоления широко распространившихся в дореволюционной науке антропогеографических концепций, борьба с проявлениями реакционной идеологии географического детерминизма вызывали иногда необоснованное отрицательное отношение к исследованиям природных факторов и их влияния на производство. В этом же направлении действовали и распространившиеся в общественных науках идеи «географического нигилизма».

Если для физико-географических наук в 20—30-х годах сбор и обработка информации о природных условиях и естественных ресурсах страны и особенно ее слабоизученных районов составляли основное русло деятельности, то экономическая география в этот период собирала свои силы вокруг проблем размещения производительных сил и экономического районирования. Важнейшие аспекты государственной экономической политики оказались в центре внимания экономической географии. Достаточно, например, вспомнить место проблем районирования и размещения в плане ГОЭЛРО, первом пятилетнем плане, решениях съездов партии в тот период.

Влияние методологии и практической деятельности Госплана и созданных на местах плановых органов определило признание важности включения анализа естественных ресурсов как фактора размещения производительных сил в круг задач экономической географии.

Само понимание экономического района как территориального производственного комплекса, специализация и внутренняя хозяйственная целостность которого определяются наилучшим использованием всего сочетания местных факторов, требовало наряду с другими моментами глубокого анализа сочетания природных условий и естественных ресурсов каждого района. В хорошо известном документе — «Тезисах, выработанных комиссией при ВЦИКе, по вопросу об экономическом районировании России» (1922 г.) — в качестве важнейших признаков экономического района называются «комбинация природных особенностей», «хорошо подобранный комплекс местных ресурсов», «теснейшая связь между природными ресурсами, навыками населения, накопленными предыдущей культурой ценностями, новой техникой...»

Несомненно, что эти идеи в очень большой мере определили методологию районного направления экономической географии. Ведущие его представители непосредственно принимали участие в практике государственной плановой работы (И. Г. Александров, Н. Н. Колосовский, Г. Н. Черданцев и др.), выступая в качестве вдохновителей создания крупных районных комплексов на основе использования огромных естественных ресурсов Урала, Сибири, Казахстана (Урало-Кузнецкий комбинат, Ангаро-Енисейский комплекс), Украины (Днепрострой), Поволжья (Большая Волга) и других территорий. Со становлением на этой базе теории и методологии экономической географии неразрывно связано имя Н. Н. Баранского, который руководил также организацией подготовки специалистов по этой дисциплине и перестройкой ее преподавания в средней школе.

О понимании важности изучения проблем освоения и использования естественных ресурсов и учета природных условий при разработке перспектив формирования районных комплексов говорит длительная борьба представителей районного направления за объединение усилий физико- и экономико-географов. Широко развернувшиеся на местах работы по экономическому районированию в большинстве случаев сопровождались анализом и хозяйственной оценкой природных предпосылок развития тех или иных производств.

В Академии наук первые работы по существу экономико-географического характера, связанные с изучением природных условий и естественных ресурсов, были предприняты Промышленно-географическим отделом КЕПС в 20-х годах.

Проведение таких работ в экспедициях, снаряжавшихся Академией наук, университетами и различными ведомственными организациями, осложнялось на первых порах совершенной недостаточностью соответствующих научных кадров. С начала 30-х годов в университетах стали готовить специалистов по экономической географии. В годы первых пятилеток ряд исследований был проведен специальными экономико-географическими и особенно комплексными экспедициями, включавшими в свои задачи всестороннюю характеристику и оценку естественных ресурсов как фактора развития производительных сил.

В 1937 г. были начаты экономико-географические исследования Институтом географии АН СССР. В течение длительного времени их основной задачей было создание «Географии СССР»—научного обобщения обширных материалов, характеризующих главные факторы развития производства, географические аспекты народнохозяйственных комплексов и территориальную структуру хозяйства союзных республик и экономических районов СССР. С самого начала одним из существенных разделов работы стало изучение природных условий и естественных ресурсов с точки зрения их роли в формировании районных производственных комплексов, влияния на развитие отдельных отраслей, дробных региональных единиц, расселения.

В послевоенный период на базе этих исследований были подготовлены десятки фундаментальных экономико-географических монографий, охвативших все союзные республики и крупные экономические районы страны. В работе приняло участие большое число экономико-географов Москвы, Ленинграда, Сибири; с ней были связаны формирование многих центров экономической географии и рост специалистов в союзных республиках. В каждой из таких монографий видное место заняли разделы, посвященные характеристике и хозяйственной оценке природных условий и естественных ресурсов, анализу путей их освоения и использования. Эти монографии в значительной мере подготовили возможность издания научно-популярной юбилейной серии «Советский Союз».

Несколько позже началась работа по комплексному географическому изучению зарубежных стран — социалистических, развивающихся, капиталистических, также в большой мере включавшая анализ и хозяйственную оценку природных факторов формирования хозяйства отдельных стран, его территориальной структуры, развития международных экономических связей.

Более детальное экономико-географическое изучение природных условий и естественных ресурсов и разработка проблем их хозяйственной оценки развернулись в форме комплексных экспедиций, в организации которых наиболее важная роль принадлежала Академии наук СССР, а также университетам (особенно МГУ). При этом основное внимание уделялось исследованию природных предпосылок формирования новых промышленных узлов и комплексов на Востоке страны, сельскохозяйственному использованию различных типов природных комплексов, созданию баз строительной индустрии и т. д.

В силу ряда причин объективного и субъективного характера в советской экономической географии преобладали региональные исследования. Поэтому наибольшее распространение получили работы, посвященные хозяйственной оценке природных условий и естественных ресурсов отдельных районов, возможностям и перспективам их использования.

При многих достоинствах такого подхода он имел и существенный недостаток: упускались из виду вопросы народнохозяйственного значения ресурсов, сравнительной эффективности их освоения.

С ростом масштабов использования естественных ресурсов и повышением роли проблем экономической эффективности производства в практике планирования и управления народным хозяйством возросло внимание к вопросам хозяйственной оценки природных факторов в отраслевых экономико-географических дисциплинах. Особенно большое место занимает анализ природно-сырьевой базы в исследованиях, посвященных развитию и размещению топливно-энергетических и горнодобывающих отраслей, химической промышленности. Большое развитие получила методика изучения и оценки природных условий и ресурсов в географии сельского хозяйства — при исследовании форм использования земли, сельскохозяйственном районировании и т. д. Экономико-географические работы такого типа ведутся в СОПСе при Госплане СССР, Институте экономики АН СССР, отраслевых научно-исследовательских институтах, университетах.

На основе накопленного большого опыта и практики проведения конкретных исследований появилась возможность глубокого теоретического осмысливания многих проблем, относящихся к роли природного фактора в развитии территориальной структуры производительных сил. В связи с этим все более четко выкристаллизовывается представление о месте экономической географии в составе географических наук и о содержании взаимодействия физико- и экономико-географических дисциплин при изучении природных условий и естественных ресурсов. Отвергая устаревшую концепцию «единой» географии, большинство советских ученых признает необходимость глубоких взаимных связей естественных и общественных дисциплин в рамках комплекса географических наук.

В качестве конкретных примеров усиления делового контакта и сотрудничества представителей физической и экономической географии наряду с совместной экспедиционной работой, направленной на решение комплексных народнохозяйственных проблем по освоению естественных ресурсов и: преобразованию природы, можно назвать и новые формы.

Так, в крупном обобщающем труде, подводящем итоги изучению природы нашей страны,— многотомной серии «Природные условия и естественные ресурсы СССР» — видное место заняли экономико-географические разделы, дающие хозяйственную оценку ресурсов и раскрывающие основные проблемы их комплексного освоения.

На стыке с физико-географическими науками (а также с экономикой и техникой) формируется новая частная экономико-географическая дисциплина, разрабатывающая вопросы экономической оценки природных условий и естественных ресурсов. Отдельные ветви ее — исследования по оценке минерально-сырьевых ресурсов, сельскохозяйственных земель — уже достигли заметных результатов, другие только начинают развиваться. Особенно перспективными представляются исследования в таких пока еще слабо изученных областях, как комплексная оценка природных условий жизни населения, территориальных сочетаний естественных ресурсов, оценки эффективности крупных схем разностороннего преобразования природы.

В качестве важнейших региональных комплексных проблем, требующих экономико-географического анализа, выдвигаются освоение огромных нефтегазовых и лесных ресурсов Западно-Сибирской равнины, гидроэнергетических, топливных, лесных и минерально-сырьевых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока, сельскохозяйственных ресурсов Северного Казахстана, водно-земельных, гидроэнергетических и топливных ресурсов пустынь и гор Средней Азии и т. д. Правильное решение вопросов освоения природных богатств и преобразования природы этих районов возможно лишь исходя из более широких проблем развития соответствующих производственно-территориальных комплексов, а также с учетом основных пропорций и территориальной структуры производства всей страны.

Исследования в указанных областях, направленные на решение актуальных практических задач, касающихся наиболее эффективного использования в интересах человечества богатств Земли, имеют и глубокое научно-познавательное содержание. Выяснение и количественное определение форм и интенсивности влияния природы и ее отдельных компонентов на различные виды человеческой деятельности позволяют понять сущность взаимодействия общества и природы в рамках сложной структурной динамической системы «общество — природа».

В итоге можно отметить, что запросы бурно развивающего народного хозяйства нашей страны, которое во все возрастающем объеме нуждалось в разносторонней и конкретной информации о местонахождении, объеме и качестве отдельных видов естественных ресурсов и особенностях природных условий освоения территории, давали мощный стимул к росту территориальных географических исследований. Одна из главных тенденций этих исследований заключалась в расширении их объема и прогрессивной специализации, сочетающейся с развитием интегрирующих дисциплин.

Усложнение вопросов производства, усиление интересов планирующих органов и проектных организаций не только к сведениям о состоянии природных тел и явлений, но и к прогнозу их поведения при взаимодействии с инженерными или агротехническими мероприятиями, внедрение диалектического материализма и общая логика развития всего фронта естественных наук вызывали прогресс методики и быстрое развитие теоретических основ интегрирующих физико-географических наук.

Решение задач экономической оценки природных условий и естественных ресурсов неразрывно связано с развитием экономической географии.

Советская география, уже внесшая немалый вклад в дело изучения и практического использования природных условий и естественных ресурсов, располагает ныне еще большими потенциальными возможностями.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.