big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Геология нефти

К 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции советская нефтяная и газовая промышленность и наука о геологии нефти и газа достигли значительных успехов. В 1964 г., когда отмечалось 100-летие отечественной нефтяной промышленности, из недр было извлечено 224 млн. т нефти и добыто около 108,5 млрд. м3 горючего газа. Советский Союз прочно занял второе место в мире по добыче нефти. Эти достижения многим обязаны успешному развитию геологии нефти. Она поднялась в нашей стране на большую высоту и по праву пользуется международным признанием.

Геология нефти и газа возникла из потребностей нефтяной промышленности и развивалась с ней в тесной связи. Опираясь на другие разделы геологии (стратиграфию, тектонику, литологию, гидрогеологию, геоморфологию), используя достижения физики, химии и биологии, рассматриваемая отрасль геологии разрабатывает основные теоретические проблемы, такие, как происхождение нефти и горючего газа, формирование их скоплений и закономерности их пространственного размещения в земной коре. Важнейшими практическими задачами геологии нефти и газа являются оценка перспектив нефтегазоносности различных территорий и акваторий, подсчет прогнозных и промышленных запасов нефти и газа, выбор рационального комплекса поисково-разведочных работ, наиболее экономически выгодной системы разработки месторождений и т. д. Для решения этих задач все больше привлекается геофизика, а также геохимия, особенно органическая.

Успехи советской геологии нефти покоятся на прочном фундаменте, заложенном исследованиями блестящей плеяды русских ученых. Первым, кто высказал предположение о происхождении нефти и положил начало органической теории ее происхождения, был М. В. Ломоносов (1757, 1763). Он впервые обратил внимание на способность нефти к миграции по «расселинам и полостям..., водами наполненными». Крупный вклад в геологию нефти был сделан Г. В. Абихом, который на основании геологических наблюдений в 1847 г. в Бакинском районе, а затем в 1860—1870-х годах в районах Кавказа первым в России сформулировал идею о связи скоплений нефти и газа со сводами антиклинальных складок. Несколько позже те же взгляды стали развиваться другими исследователями — А. М. Коншиным, И. В. Мушкетовым, Г. Д. Романовским. Эта идея до сих пор имеет огромное значение для практики поисково-разведочных работ.

Большое значение для развития нефтяной промышленности в России имели работы Д. И. Менделеева. Им был внесен ценный вклад в химию нефти и вообще в науку о нефти. Он один из первых сформулировал понятие о пористых пластах горных пород как коллекторах, обладающих способностью аккумулировать нефть и газ. Д. И. Менделеев указал и на физические законы, которые должны действовать при формировании залежей нефти и газа в недрах Земли, и привлек внимание к проблеме происхождения нефти. Им была разработана гипотеза образования нефти неорганическим путем, при взаимодействии воды с карбидами железа (1876, 1897). Успехи русских геологов и химиков во второй половине XIX в. заслужили широкое признание за границей. Видный австрийский ученый-нефтяник Г. Гефер (1888) писал: «Стройное здание химии и геологии нефти воздвигнуто при огромном участии именно русских ученых; имена Менделеева, Белынтейна, Курбатова, Марковникова, Оглоблина, Абиха, Коншина, Андрусова, Черникова, Гулишамбарова и многих других русских ученых стали бессмертными в истории развития познания нефти».

Ко второй половине прошлого столетия относится и зарождение отечественной нефтяной промышленности. После первых скважин, пробуренных ручным способом в 1848 г. Семеновым на Апшеронском полуострове и в 1855 г. Сидоровым на Ухте, в 1865 г. на Северном Кавказе в районе станицы Крымской была пробурена первая скважина машинным ударным способом. Д. И. Менделеев по этому поводу писал, что имя первого бурильщика Кубанского края А. Н. Новосельцева не забудется в России. Быстрому росту добычи нефти в России способствовало внедрение ударного способа бурения скважин. В 1875 г. было добыто 150 тыс. т нефти, в 1901 г. добыча нефти составила около 12 млн. т, а в 1910 г. Россия по нефтедобыче вышла на первое место в мире.

Царское правительство уделяло совершенно недостаточное внимание геологической науке и вместе с тем природным богатствам страны. Геологический комитет, созданный в 1882 г., имел очень скромные штаты и ассигнования. К планомерной геологической съемке нефтеносных областей Геологический комитет приступил лишь в 1901 г., причем работало лишь небольшое число геологов. Несмотря на это, отдельные исследователи в начале XX в. немало способствовали установлению некоторых общих закономерностей в образовании нефти и газа, а также в формировании и локализации их скоплений; начала разрабатываться методика поисков месторождений разного типа. Большой вклад в геологию нефти в тот период внесли Н. И. Андрусов, Д. В. Голубятников, К. П. Калицкий, Г. П. Михайловский и др.

В 900-х годах Г. П. Михайловский и Н. И. Андрусов первыми в России способствовали развитию представлений Г. Потонье о генезисе нефти за счет рассеянного в глинистых осадках органического вещества сапропелевой природы. Д. В. Голубятников может быть назван зачинателем поисковой геологии нефти и газа и воспитателем ряда квалифицированных геологов-нефтяников. Он, а затем И. М. Губкин ратовали за организацию нефтепромысловой геологической службы.

Весьма плодотворной была практическая деятельность К. П. Калицкого. При его участии был открыт целый ряд месторождений в Западной Туркмении, Фергане, а затем в Дагестане. Менее успешными были теоретические искания К. П. Калицкого в области генезиса нефти. В течение многих лет он развивал гипотезу образования нефти в песках за счет морской травы. Его идею и тогда поддерживали только одиночные геологи — В. В. Вебер, 3. Р. Зубер. В настоящее время гипотеза К. П. Калицкого представляет только исторический интерес.

В дореволюционное время началась деятельность выдающегося геолога-нефтяника И. М. Губкина. Работая в Майкопском районе (1909— 1911 гг.), он открыл здесь ранее неизвестные рукавообразные залежи нефти. Тем самым было установлено, что при поисках нефти нельзя ориентироваться только на залежи в антиклиналях, как это считали в то время почти все нефтяники.

Велики заслуги геологов и ученых, работавших в дореволюционной России. Но лишь после Октябрьской революции геология нефти сформировалась как самостоятельная дисциплина. Этому, а также подлинному расцвету нефтяной и газовой промышленности в первую очередь способствовала национализация нефтяной промышленности, проведенная в 1918 г. Молодая страна Советов получила нефтедобывающую промышленность в очень тяжелом состоянии. Многие нефтепромыслы, особенно расположенные в южных районах страны, были разрушены, а годовая добыча нефти резко упала: в 1918 г.— до 4,1 млн. г, а в 1921 г.— до 3,7 млн. т.

С первых же шагов Советской власти большую заботу о нефтяной промышленности проявили партия и правительство. Ее судьбой интересовался В. И. Ленин. В статьях «О „нефтяном голоде"» и «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» В. И. Ленин выражал и большое беспокойство в связи с состоянием отечественной нефтяной промышленности. Подчеркивая необходимость ее быстрейшего восстановления и развития, он считал это одним из главных условий движения народного хозяйства вперед. 18 мая 1918 г. В. И. Лениным был подписан Декрет о создании Главного нефтяного комитета при топливном отделе ВСНХ для руководства нефтяной промышленностью. В. И. Ленин придавал большое значение поискам новых месторождений нефти не только в районах с доказанной нефтегазоносностью, на юге страны, но и в новых районах. В начале 1918 г. по его указанию была направлена экспедиция в Ухтинский район во главе с И. М. Губкиным. Тогда же В. И. Ленин поставил задачу поисков нефти в центральных районах страны.

Уже к 1927 г. был восстановлен уровень добычи 1913 г. (в основном на старых площадях). В последующие годы поисково-разведочными работами охватываются не только территории, в пределах которых уже известны были нефтяные и газовые месторождения, но и новые районы. Наиболее крупным достижением советской геологии нефти в эти годы явилось открытие крупнейшей нефтегазоносной области между Волгой и Уральским хребтом. Еще в 1919—1920 гг. поиски нефти были начаты в ряде районов Поволжья, но только в 1929 г. в районе Верхне-Чусовских Городков (Пермское Предуралье) и в 1932 г. в Ишимбаево (Башкирское Предуралье) была получена промышленная нефть. Мощные нефтяные фонтаны в Ишимбаево рассеяли сомнения в наличии нефти в центральных районах России и явились торжеством научного подхода, возглавлявшегося плеядой советских нефтяников, руководимых И. М. Губкиным, в практике поисково-разведочных работ в пределах геологически закрытых территорий.

XVII и XVIII съезды Коммунистической партии Советского Союза признали создание новой крупной нефтегазодобывающей базы между Волгой и Уралом одной из важнейших народнохозяйственных задач. Вслед за этим открываются новые месторождения нефти в Азербайджане, на Кубани, в Дагестане, на Эмбе, в Фергане, Ухте, на Сахалине и в других областях. Особенно важно отметить целенаправленные поиски залежей в литологических ловушках, связанных с выклинивающимися пластами-коллекторами, обнаруженных вверх по восстанию пластов на моноклинали северного склона Кавказа в Майкопском районе. Открытие «заливообразных» залежей и методика их разведки является одной из побед советской нефтяной геологии в этот период.

С 1927 по 1940 г. объем геологоразведочных работ возрос более чем в 50 раз, что позволило поднять добычу нефти до 31,7 млн. т. Из этого количества нефти, добытого в предвоенном 1940 г., 71,5% приходилось на месторождения Азербайджана, 10,3% — на другие районы Кавказа, 11,7% — на Волго-Уральскую область и лишь 6,5% — на остальные районы страны. В предвоенные годы создается и начинает развиваться совершенно новая, газовая промышленность. Однако доля газа в топливном балансе страны была еще весьма незначительна.

Серьезные успехи, достигнутые в нефтяной промышленности СССР, стимулировали развитие геологии нефти. Уже в 30-е годы в Советском Союзе были созданы и функционировали научно-исследовательские институты, проводившие исследования в области геологии нефти, и среди них Всесоюзный государственный нефтяной исследовательский институт (ГИНИ), организованный в 1927 г. и реорганизованный в 1934 г. в Институт горючих ископаемых АН СССР, а потом в Институт нефти. На базе последнего в 1952 г. были созданы Институт геологии и разработки горючих ископаемых (ИГиРГИ) и Институт нефтехимического синтеза АН СССР. Одним из старейших научно-исследовательских институтов по геологии нефти является Нефтяной институт (НГРИ, в дальнейшем переименованный во ВНИГРИ), организованный в Ленинграде в 1929 г. на базе нефтяной секции Геологического комитета. Подготовкой кадров геологов-нефтяников занимались специализированные институты в Москве, Баку и Грозном.

Большой вклад в развитие советской геологии нефти внес И. М. Губкин. Он сыграл крупную роль в истории нефтяной промышленности СССР. С его именем связаны организация геологической и нефтяной службы в центре и в ряде районов страны; создание научно-исследовательских институтов и учебных заведений; мобилизация геологической общественности на решение важных вопросов, возникавших перед народным хозяйством; пропаганда прогрессивных научных идей в области геологии нефти и борьба с ошибочными взглядами; открытие нефтяных и газовых месторождений и новых нефтеносных областей и многое другое.

И. М. Губкину принадлежит заслуга в выборе правильного направления поисково-разведочных работ во многих районах СССР и прежде всего в Волго-Уральской нефтегазоносной области. Его оптимизму, настойчивости, научной эрудиции и организаторским способностям обязана наша страна быстрым открытием нефтяных богатств и созданием крупнейшей базы нефтегазодобывающей промышленности. И. М. Губкин один из первых указал на перспективность поисков нефти и газа в мезозойских отложениях Предкавказья, Средней Азии и Западной Сибири.

Перу И. М. Губкина принадлежат многочисленные статьи, монографии и учебники, в которых он рассматривает различные теоретические вопросы геологии нефти. Это и проблема происхождения нефти, и закономерности формирования нефтегазовых залежей, и вопросы, связанные с изучением закономерностей их распространения в пределах крупных территорий, и научно обоснованные рекомендации по поискам и разведке нефти и газа.

Особое значение имеет капитальный труд И. М. Губкина «Учение о нефти» (1932, 1937), который сыграл большую роль в развитии теории и практики геологии нефти и оказал плодотворное влияние на многие последующие работы. На материалистических идеях этой книги воспитывалось целое поколение геологов-нефтяников. Прошло 30 лет со дня выхода второго издания этой книги. И можно с гордостью сказать, что основы учения И. М. Губкина полностью выдержали испытание временем.

Значительный вклад в науку о нефти внесли труды А. Д. Архангельского и В. И. Вернадского, а в вопросах химии нефти — Н. Д. Зелинского.

С именем А. Д. Архангельского связаны крупные монографические работы в области различных отраслей геологии. Он впервые показал важное значение широкого комплекса сравнительно литологических и историко-геологических методов исследования с использованием элементов органической геохимии для решения проблемы генезиса нефти.

А. Д. Архангельский впервые объяснил баланс нефтеобразования, был сторонником частичного превращения органического вещества в нефть и предполагал, что процесс нефтеобразования на ранней стадии является биохимическим. В. И. Вернадский является создателем биогеохимии, на которую теперь опирается геохимия нефти. Им была разработана сложная геохимическая теория миграции углерода в земной коре, было доказано, что обогащение осадочных пород углеродом обязано развитию на Земле живого вещества. Рассматривая круговорот углерода в природе, В. И. Вернадский отметил, что особенность жизненного цикла — его неполная обратимость, так как он возвращает окружающей среде лишь часть поглощенной жизнью угольной кислоты. Часть угольной кислоты всегда задерживается в жизненном цикле, другая выделяется в виде углеродистых биогенных минералов. Н. Д. Зелинский показал возможность получения в лабораторных условиях синтетическим путем нефтеподобного вещества из органического материала растительного происхождения.

Потребности развития геологии нефти стимулировали появление новых направлений в общей геологии. Сюда в первую очередь следует отнести микропалеонтологию, полевые геофизические методы разведки, геофизическое изучение скважин, геохимические исследования, палеогеографические и палеоструктурные исследования и многие другие.

Огромное количество новых наблюдений, применение в геологии нефти методов и принципов смежных дисциплин, прежде всего химии и физики, позволили значительно

Иван Михайлович Губкин

продвинуть вперед исследование многих теоретических вопросов. Появляются обобщающие работы в различных областях геологии нефти, выходит первая книга по методике разведки нефтяных месторождений А. И. Косыгина, по гидрогеологии нефтяных месторождений В. А. Сулина, по нефтепромысловой геологии М. В. Абрамовича, Я. В. Гаврилова и В. В. Билибина. В 30-е годы работало уже не несколько десятков, а целая армия геологов-нефтяников, объединенных в многочисленные производственные и научные организации.

В предвоенные годы многие геологи-нефтяники принимают активное участие в работе международных геологических конгрессов, совещаний, комиссий. Не только у нас, но и за рубежом становятся известны имена советских исследователей: М. В. Абрамовича, В. П. Батурина, А. А. Блохина, И. О. Брода, М. И. Варенцова, Н. Б. Вассоевича, В. Н. Дахнова, М. Ф. Двали, А. И. Заборовского, С. Т. Короткова, А. Я. Кремса, Н. А. Кудрявцева, К. А. Машковича, С. И. Миронова, М. Ф. Мирчинка, В. Б. Порфирьева, В. А. Соколова, В. А. Сулина, С. Н. Симакова, Ф. А. Требина, А. А. Трофимука, Н. Ю. Успенской, С. Ф. Федорова, В. В. Федынского, Н. С. Шатского, К. Р. Чепикова и др.

Тяжелые годы Отечественной войны сравнительно слабо сказались на развитии нефтегазодобывающей промышленности, так как перед войной она была сосредоточена в основном в южных районах. Снабжение топливом фронта и тыла шло бесперебойно также и в результате открытия новых залежей нефти на Волге, в Татарии и Башкирии, в девонских отложениях на площадях Туймазы и Яблонового оврага. Заметную роль в освоении новых месторождений сыграло содружество ученых и практиков. В целях быстрейшего изучения и освоения нефтяных и газовых месторождений Второго Баку Академией наук СССР совместно с Наркоматом нефтяной промышленности в начале войны была создана Башкирская нефтяная геолого-геофизическая экспедиция, руководителем которой вначале являлся О. Ю. Шмидт, а затем М. И. Варенцов. В составе этой экспедиции, позднее переименованной в Волго-Уральскую, вели исследования крупные ученые: Г. А. Гамбурцев, С. Ф. Федоров, Н. М. Страхов, А. А. Богданов, Д. М. Раузер-Черноусова, В. Е. Руженцев, С. Г. Сотириади, В. А. Сулин и другие; они внесли большой вклад в великое дело мобилизации нефтяных ресурсов Второго Баку для обеспечения победы.

За открытие девонской нефти в Волго-Уральской области геологи Т. М. Золоев, И. С. Квикадзе, С. И. Кувыкин, М. В. Мальцев, А. Н. Мустафинов, Т. М. Рыжов, И. С. Ткаченко, А. А. Трофимук, К. Р. Чепиков были удостоены Государственной премии.

В годы войны начинает развиваться газовая промышленность. В 1942 г. в результате буровых работ на Елшанской площади в районе Саратова ударил мощный газовый фонтан из отложений среднего карбона. В 1943 г. газ был получен на соседней Курдюмской площади. За открытие Елшано-Курдюмского месторождения геологи И. И. Енгуразов, А. Я. Кузнецов, Б. А. Можаровский и В. М. Сенюков в 1946 г. были удостоены Государственной премии. Эти месторождения дали возможность проложить первый в стране магистральный газопровод Саратов — Москва. В 1949 г. за открытие в Волгоградском Поволжье Арчединского газового месторождения была присуждена Государственная премия ученым И. О. Броду, В. Г. Васильеву, И. В. Высоцкому, Б. Л. Гуревичу, В. Я. Дорохову, А. Л. Козлову, Ф. В. Пантелееву.

Сразу после окончания войны перед нефтяной и газовой промышленностью ставятся новые большие задачи, прежде всего поиски нефти и газа как в старых районах, так и на ранее не исследованных территориях. С этой целью проводятся широкие геологические исследования, геологическое картирование, для нефтеносных районов разрабатываются вопросы стратиграфии, тектоники и гидрогеологии. Большое внимание уделяется петрографии осадочных пород, вопросам литолого-фациального анализа и палеогеографических реконструкций. Целый отдел палеонтологии — микропалеонтология — развился и окреп в связи с запросами науки о нефти. Основоположники нового направления, организаторы крупных микропалеонтологических лабораторий, авторы монографий по фораминиферам и остракодам пользуются известностью далеко за пределами нашей родины (Д. М. Раузер-Черноусова, Н. Н. Субботина, А. В. Фурсенко и др.).

Большую роль в изучении геологии нефтеносных территорий и открытии нефтяных и газовых месторождений сыграли геофизические методы. Начало их использования в нефтяной промышленности относится к 1925 г., когда в ГИНИ была создана геофизическая группа, в которую входили Г. А. Гамбурцев, В. Н. Дахнов, Л. В. Сорокин и др. В 1934 г. на созданной ими базе была организована Всесоюзная контора (позднее трест) геофизических методов разведки. В 1944 г. научно-исследовательская лаборатория геофизического треста была преобразована во Всесоюзный научно-исследовательский институт геофизики. Успешное внедрение и развитие геофизических методов разведки связано с именами И. М. Губкина, А. Д. Архангельского, Л. М. Альпина, Н. А. Богданова, Г. А. Гамбурцева, Ю. Н. Година, В. Н. Дахнова, А. И. Заборовского, С. Г. Комарова, Л. А. Рябинкина, В. А. Сельского, Л. В. Сорокина, С. И. Субботина, В. В. Федынского, Э. Э. Фотиади и др.

Геофизические методы имеют огромное значение при поисках новых структур и подготовке их к поисковому бурению. В 1959—1960 гг. половина месторождений нефти и газа, открытых в СССР, была подготовлена к разведке геофизическими методами.

На службу поисков нефти в широком масштабе ставится геоморфология вкупе с неотектоникой. Геоморфологический метод поисков структур на закрытых территориях сейчас является одним из важных, дающих в комплексе с геофизикой прекрасные результаты. С целью разработки научно обоснованных генеральных планов работ по поискам новых месторождений нефти и газа на территории ряда нефтегазоносных бассейнов Министерство нефтяной промышленности СССР практиковало создание комплексных экспедиций с участием крупных специалистов. Таким путем были составлены важные как в теоретическом, так особенно в практическом отношении всесторонние нефтегазогеологические обзоры обширных территорий (Ставропольского и Краснодарского краев, Дагестанской АССР, Западной Туркмении и др.).

Особо следует отметить крупную комплексную Северо-Кавказскую нефтяную экспедицию, созданную в начале 50-х годов. Она внесла значительный вклад в познание геологии и в освоение нефтяных и газовых богатств юга СССР. В работе экспедиции, руководимой И. О. Бродом, принимали участие М. И. Варенцов, А. Г. Алексин, Р. С. Безбородов, М. А. Буньков, Ю. К. Бурлин, Н. Б. Вассоевич, А. А. Геодекян, И. А. Конюхов, П. Н. Куприн, В. П. Куцев, Н. П. Москалев, А. М. Серегин, А. И. Цатуров и др.

Одновременно нефтепоисковые экспедиции широким фронтом вышли на обширнейшие просторы Западного Казахстана, Туранской плиты и Западной Сибири. Значительные достижения в методах поисков нефти обеспечили успешное проведение этих исследований. Большую роль сыграло организованное по решению правительства в 1947 г. планомерное опорное бурение глубоких скважин, позволившее осветить, иногда вплоть до фундамента, строение крупных закрытых регионов. Неоднократно опорное бурение помогало выбирать наиболее перспективные направления дальнейших работ, а в отдельных случаях приводило непосредственно к открытию месторождений (например, Шаима в Западной Сибири).

Начинает расширяться применение новых геохимических методов поисков залежей нефти и газа, особенно газовой съемки, впервые предложенной и внедренной в производство В. А. Соколовым еще в 1929—1930 гг. В связи с работами в области газовой съемки начал разрабатываться газовый каротаж и другие геохимические методы (В. А. Соколов, А. А. Геодекян, Г. А. Могилевский, М. И. Суббота, 3. М. Табасаранский, Ю. М. Юровский, Б. П. Ясенев и др.). Газовые методы следует рассматривать как прямые геохимические методы поисков нефти и газа. Наиболее широкое применение получил газовый каротаж: в Советском Союзе работает около 500 газокаротажных станций. Исследования прямыми геохимическими методами внесли ценный вклад в наши знания о вертикальной миграции газов. Для развития исследований в области ядерной геофизики, а также прямых геохимических методов поисков скопления нефти и газа в 1961 г. создается Всесоюзный научно-исследовательский институт ядерной геофизики и геохимии (ВНИИЯГГ). Один из геохимических поисково-разведочных методов, основанный на изучении органического вещества, растворенного в водах, успешно развивается в ИГиРГИ, а также во ВСЕГИНГЕО. Геохимическое направление в геологии нефти и газа развивается исследователями, работающими в вузах, главным образом в Московском институте нефтехимической и газовой промышленности имени И. М. Губкина (МИНХ и ГП) и в МГУ.

Успехи нефтяной и газовой геологии, геофизики и геохимии в послевоенные годы нашли отражение в создании ряда монографий и учебников. Заслуживают упоминания учебное пособие И. О. Брода и Н. А. Еременко «Основы геологии нефти и газа» (1947), выдержавшее три издания; монография И. О. Брода «Залежи нефти и газа» (1945), книги И. В. Высоцкого «Геология природного газа» (1954), А. Л. Козлова «Проблемы геохимии природных газов» (1950), М. Ф. Мирчинка «Нефтепромысловая геология» (1944, 1951), Ю. А. Косыгина «Тектоника нефтеносных областей» (1958), В. А. Соколова «Очерки генезиса нефти» (1948), В. Е. Хаина «Геотектонические основы поисков нефти» (1954), Н. Ю. Успенской «Некоторые закономерности нефтегазонакопления на платформах» (1952), С. С. Итенберга «Нефтепромысловая геофизика для геологов» (1961), В. В. Федынского «Разведочная геофизика» (1964), книги А. А. Карцева, Г. М. Сухарева по гидрогеологии нефтеносных районов.

Основа нефтяной промышленности после войны переместилась в восточные районы Европейской части СССР. Многочисленные скопления нефти в девоне, карбоне и перми были открыты в Волго-Уральской области и в других районах. В 1950 г. за открытие Ромашкинского нефтяного месторождения, крупнейшего в СССР и одного из крупнейших в мире, исследователи и первооткрыватели А. И. Мельников, С. П. Егоров, Н. А. и А. И. Клещевы, М. Ф. Мирчинк, С. Ф. Федоров, Н. А. Шпильман были удостоены Государственной премии. В ранее слабо изученных Оренбургской и Пермской областях и в Коми АССР также были открыты многочисленные месторождения. Вместе с тем в старых нефтедобывающих районах были достигнуты серьезные успехи в поисках и разведке скоплений нефти в более глубоко залегающих горизонтах и на новых площадях.

Крупным достижением явилось освоение морских площадей в Азербайджане, где были разведаны и введены в разработку многопластовые высокодебитные месторождения (бухта Ильича, Нефтяные Камни, о-в Жилой и др.). За комплексное освоение морских нефтяных месторождений Ленинской премии в 1961 г. удостоены Э. Н. Алиханов, М. Мамедов, Ф. И. Самедов и др. На платформенном склоне Западного Кубанского прогиба в короткий срок была открыта целая серия крупных газоконденсатных месторождений. За их открытие геологам Г. Д. Ильину, К. Т. Кийко, К. Ф. Кожемякину, С. Т. Короткову, М. Я. Пустильникову, А. В. Ульянову в 1961 г. была присуждена Ленинская премия. Крупная газоносная область была открыта в пределах Ставропольского свода, а ряд нефтегазоносных областей — в платформенной части Восточного Предкавказья. Решение проблемы нефтегазоносности мезозойских отложений Предкавказья явилось серьезным успехом в работе геологов-нефтяников и позволило показать новые широкие перспективы этой старейшей нефтегазодобывающей провинции. Крупнейшие нефтегазовые месторождения, среди которых по своим запасам выделяется Шебелинское газовое месторождение, были открыты в Днепровско-Донецкой впадине. За открытие нефтяного месторождения Котур-Тепе в Закаспии в 1962 г. Ленинская премия была присуждена Б. Аллабердыеву, К. К. Бабенко, В. В. Денисевичу, Ю. Н. Годину, А. И. Смолко, Н. П. Чукарову. Многочисленные открытия, перечисленные далеко не полностью, обеспечили возможность довести добычу нефти к 1956 г. до 166 млн. т.

Большие объемы бурения, проведение широких геофизических исследований позволили детальнее расшифровать геологическое строение огромных территорий, которые до этого времени в ряде случаев были изучены еще слабо. Прежде всего это касается периферических частей Русской платформы, Предкавказья, Закавказья и Закаспия. Так геология нефти вносит большой вклад в общее геологическое изучение СССР. Исследования, проведенные геологами-нефтяниками, легли в основу тектонических представлений, а закономерности, обнаруженные в тектоническом строении различных регионов, в свою очередь помогли лучше ориентировать дальнейшие поисково-разведочные работы.

В настоящее время научно-исследовательские работы по геологии нефти ведутся более чем в 20 отраслевых институтах, а также в вузах. К ним относятся Ленинградский ВНИГРИ, московские — ВНИГНИ, ИГиРГИ, ВНИИгаз, ВНИИгеофизика, НИЛзарубежгеология, МГУ, МИНХиГП, научно-исследовательские институты в Азербайджане, Грозном, Татарии, Башкирии, Куйбышеве, Саратове, Волгограде, Краснодаре, Узбекистане, Туркмении, Казахстане, Новосибирске, Тюмени, Львове, старейший Бакинский институт нефти имени Азизбекова, Грозненский нефтяной институт и многие другие.

Необходимость дальнейшего ускоренного роста добычи нефти и газа в соответствии с решениями съездов КПСС выдвигала большие и сложные задачи перед геологами-нефтяниками и другими работниками нефтяной и газовой промышленности и перед учеными — специалистами в разных областях геологии, геофизики и геохимии. Исследования советских геологов-нефтяников должны были способствовать открытию новых крупных месторождений. И эти месторождения были открыты. Самые крупные из них были обнаружены в Средней Азии, на Мангышлаке и в Западной Сибири.

Крупнейший Каракумский нефтегазоносный бассейн установлен на территории Туранской плиты. К числу наиболее богатых по запасам газа относится Бухаро-Хивинская область в Узбекистане. Уникальные по запасам газовые и газоконденсатные месторождения позволили построить магистральные газопроводы Бухара — Урал, а в последующем запроектировать строительство газопровода Средняя Азия — Центр. В течение последних лет в Средней Азии были открыты Центрально-Каракумская, Аму-Дарьинская и другие нефтегазоносные области. Всего здесь открыто в короткие сроки несколько десятков газовых и нефтяных месторождений, в том числе такие, как Газлинское, Дарваза-Зееглинское и др. За участие в открытии этих месторождений в 1960 г. геологам А. А. Бакирову, П. Н. Еникееву, Л. Г. Жуковскому, С. И. Ильину, Е. В. Кудряшову, В. И. Чернову, К. А. Сотириади была присуждена Ленинская премия.

Южно-Мангышлакская нефтегазоносная область, расположенная в северо-восточной периферической части Средне-Каспийского бассейна, таила в своих недрах огромные нефтяные и газовые богатства. Открытые здесь в результате самоотверженного труда геологов многопластовые Жетыбайское и Узеньское месторождения позволят в ближайшее время ощутимо увеличить добычу нефти в целом в стране. Успешное открытие нефти на Мангышлаке является примером плодотворного содружества ученых (ВНИГРИ и др.) и практиков нефтяной промышленности.

Геологи Б. Ф. Дьяков, Н. У. Имашев, Н. А. Калинин, М. Н. Черепанов и другие, руководившие поисками, увенчавшимися открытием этих месторождений, удостоены в 1966 г. Ленинской премии.

Среди достижений последних лет, пожалуй, самым выдающимся является открытие крупнейшего в мире Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна, который не укладывается в рамки обычных понятий и должен быть назван мегабассейном. История открытия месторождений в Западной Сибири чрезвычайно сложна. Некоторое время после войны нефтепоисковые работы велись в основном по южной периферии Западно-Сибирской низменности. Поиски нефти и природного газа в Кузбасской, Минусинской и других межгорных впадинах не дали положительных результатов. В 1953 г. в районе пос. Березово было открыто Березовское месторождение. Вначале открытие новых месторождений задерживалось из-за отставания геолого-геофизических работ. После обобщения всего имевшегося материала решено было направить основные усилия на центральные и северные участки Западно-Сибирской низменности как наиболее перспективные.

Этот расчет, основанный на осадочно-миграционной теории образования нефти, оказался правильным. К настоящему времени на территории Западной Сибири открыто свыше 70 месторождений нефти и природного газа. Это оказалось возможным лишь в результате целеустремленной работы геологов и при огромной помощи, оказанной Центральным Комитетом КПСС и Советским правительством. Освоение богатств Западной Сибири до неузнаваемости преобразило этот таежный край. Нефтеносные районы Западной Сибири могут быть названы Третьим Баку, развитие которого, так же как в свое время развитие Второго Баку, обеспечит новый громадный подъем нефте- и газодобычи. За открытие и промышленное освоение богатейших нефтяных и газовых месторождений в Западной Сибири в 1964 г. была присуждена Ленинская премия А. В. Анисимову, С. Г. Белкиной, А. Г. Быстрицкому, В. П. Казаринову, М. К. Коровину, В. Д. Наливкину, Т. И. Осыко, Л. И. Ровни-ну, Н. Н. Ростовцеву, Б. В. Савельеву, Л. Г. Цибулину, А. Г. Юдину, М. Ю. Эрвье.

К числу значительных достижений последних лет относится открытие новых нефтегазовых областей в Восточной Сибири. В Иркутском нефтегазоносном бассейне скопления газа и нефти высокого качества обнаружены в древних осадочных отложениях кембрийского возраста. Оказались чрезвычайно перспективными в рассматриваемом отношении мезозойские отложения Лено-Вилюйской впадины и Предверхоянского прогиба. Новые залежи были открыты также на Сахалине.

Для последних лет характерно то, что нефтепоисковые исследования разворачиваются в тех местах, в которых долгие годы о работах и не помышляли. Речь идет о районах Дальнего Востока и Северо-Востока СССР, таящих в недрах богатые месторождения. Тем самым создается задел для дальнейшего развития нефтяной и газовой промышленности и на востоке страны, что приведет к более рациональному размещению производительных сил. Успехи в открытии и освоении новых месторождений нефти и газа в послевоенные годы являются во многом следствием значительного прогресса различных областей геологической науки и техники. Большую роль играло развитие стратиграфии, литологии, гидрогеологии, тектоники и, конечно, разработка теоретических проблем геологии нефти и природного газа.

В 1950 г. начали проводиться широкие комплексные геолого-геохимические исследования, направленные на разработку основных теоретических проблем нефтяной геологии — происхождения нефти и формирования ее залежей. Работы осуществлялись ведущими научно-исследовательскими институтами Министерства нефтяной промышленности, а затем и Министерства геологии СССР. В итоге работ Н. Б. Вассоевича, В. В. Вебера, А. И. Горской, Ф. Г. Гурари, Д. В. Жабрева,

A. Э. Конторовича, Ш. Ф. Мехтиева, С. Г. Неручева, К. Ф. Родионовой, Н. М. Страхова, В. А. Успенского, К. А. Черникова и других было установлено много важных фактов, позволивших внести значительную ясность в теорию органического происхождения нефти, развивавшуюся после М. В. Ломоносова К. Энглером, Г. Потонье, Н. И. Андрусовым, B. И. Вернадским, И. М. Губкиным и др.

Советскими, а также американскими учеными установлена широкая распространенность углеводородов в современных и ископаемых осадках различного типа. Эти углеводороды возникали на разных стадиях литогенеза. К наиболее ранней генерации относятся биоуглеводороды (биогенные углеводороды), входившие в состав липидов различных гидробионтов. Главная роль принадлежала планктонным организмам, являющимся основными поставщиками органического вещества для субаквальных отложений. Вторая генерация углеводородов в осадках также является биогенной, синтезируемой в илах на стадии диагенеза микроорганизмами-пелобионтами. Возможно существование третьей генерации, возникающей хотя и ферментативным путем, но уже вне живого вещества. На более длительной стадии катагенеза биоуглеводороды ранних генераций претерпевают благодаря термокатализу и термолизу существенную перестройку. Возникают дополнительные порции углеводородов за счет других органических соединений. Все большую роль начинают играть легкие углеводороды, те самые, которые составляют основу керосиновой и бензиновой фракций нефти. На этапах катагенеза, отвечающих позднебуроугольной и, особенно, ранним каменноугольным ступеням метаморфизма углей, смесь углеводородов в породах уже весьма близка к нефтям и поэтому названа Н. Б. Вассоевичем микронефтью (1953). Ее кларк в стратисфере, по последним подсчетам ученых МГУ, составляет около 250 г/м3; общая же масса микронефти в континентальном секторе стратисферы достигает n∙1013 т, что во много раз превышает запасы нефти в залежах.

После установления широкой распространенности микронефти центр тяжести проблемы нефтеобразования сместился в сторону вопросов начальной, или первичной, ее миграции (эмиграции). В отношении познания механизма эмиграции микронефти советскими учеными также достигнуты большие успехи. М. А. Капелюшниковым и С. Л. Заксом показана реальность миграции нефти в виде раствора в сжатых газах. Серия экспериментов, уточняющих условия миграции нефти и газов в однофазном состоянии, осуществлена Т. П. Жузе, М. И. Гербер и С. Н. Белецкой.

Новые сведения о генезисе нефти имели большое практическое значение. Они расширяли перспективы открытия новых нефтегазоносных областей; в свете теории микронефти все более

или менее крупные области прогибания земной коры, выполненные субаквальными отложениями, представляют собой нефтегазоносные или потенциально нефтегазоносные бассейны.

Теория микронефти, являющаяся новейшим вариантом теории нефтематеринских пород, или теории осадочно-миграционного (органического) происхождения нефти, разделяется большинством советских и зарубежных геологов-нефтяников. Существуют, однако, сторонники неорганической природы нефти, развивающие различные гипотезы ее абиогенного синтеза. По Н. А. Кудрявцеву, нефть генетически связана с глубинными магматическими очагами, из которых в тех случаях, когда в магме имеются углерод и водород, должны выделяться при ее остывании простейшие углеводороды — углеводородные радикалы (CH, СH2, СН3), а также свободный водород. После перемещения в зоны земной коры с более низкой температурой они, соединяясь между собой и полимеризуясь, образуют разнообразнейшие углеводороды.

Совершенно иначе представляет себе происхождение нефти другой «неорганист» — В. Б. Порфирьев. Он стоит на позициях гипотезы о космической природе нефти и считает, что она, согласно Ф. Хойлю, вошла вместе с замерзшими газами и водой в состав планеты при ее формировании холодным способом. За последние миллиарды лет на Земле не происходило формирования нефтяных месторождений, все они возникли только в эпоху великих альпийских разломов. При этом нефть поступила с глубины не в форме углеводородных радикалов и низкомолекулярных соединений (как полагает Н. А. Кудрявцев и другие «неорганики»), а со всеми свойствами, присущими естественной нефти.

В советской научной печати вопросам происхождения нефти и газа уделяется очень большое внимание. Только у нас организуются специальные совещания, посвященные этой проблеме. СССР является родиной геохимии нефти (в узком понимании). Первая монография по геохимии нефти, хотя и не совсем удачная, вышла у нас в 1948 г. (А. Ф. Добрянский). Советские геологи и геохимики посвятили много исследований проблеме распределения нефтей различного типа в многопластовых месторождениях и на территории нефтегазоносных бассейнов (М. В. Абрамович, Г. А. Амосов, Н. Б. Вассоевич, Н. А. Еременко, А. А. Карцев, О. А. Радченко, И. С. Старобинец, В. А. Успенский). Установлено три основных направления изменения нефтей: кат а генетическое, связанное с возрастанием температуры в недрах; гипергенное, обусловленное воздействием микробиальных и различных поверхностных факторов, и, наконец, миграционно-фильтрационное.

В последние годы успешно развивается учение о формировании типов нефтей на основе истории литогенеза и тектонического развития нефтегазоносных бассейнов.

Весьма плодотворным направлением является всемерное использование методов и достижений учения олитологических формациях — геогенерациях (В. Е. Хаин). Различным типам нефтегазоносных бассейнов свойственны определенные наборы геогенераций. С точки зрения нефтегеологии среди геогенераций можно выделить разные их виды, характеризующиеся теми или иными важными особенностями — развитием природных резервуаров и покрышек, благоприятными сочетаниями нефтематеринских пород и пород-коллекторов и т. д. Изучение литологических формаций немыслимо без всестороннего фациального анализа осадков и последующих их изменений при литификации. В этом отношении много сделал Г. И. Теодорович.

Изучению нефтесодержащих отложений много внимания уделяли П. П. Авдусин, М. К. Калинко, И. А. Конюхов, Ф. И. Котяхов, С. Г. Саркисян, Е. М. Смехов, Ф. А. Требин, М. А. Цветкова, А. А. Ханин и др. Применение новейших методов исследования позволило раскрыть многие особенности строения как пород-коллекторов разного типа, так и нефтегазоносных толщ в целом и явилось основанием для создания классификаций. В большинстве случаев тип природного резервуара нефти и характер породы-коллектора играет существенную роль в определении системы разработки месторождения. Советская нефтегазопромысловая геология, как один из разделов геологии нефти и газа, успешно развивается благодаря исследованиям К. Б. Аширова, М. А. Жданова, М. И. Максимова, М. Ф. Мирчинка и многих других.

Одним из важнейших вопросов геологии нефти является проблема формирования нефтяных и газовых скоплений. Вопросы миграции, особенно вне резервуаров, являются в настоящее время исключительно актуальными. Применение новейших достижений физико-химических и математических наук позволило добиться серьезных успехов. К таковым относятся, в частности, широко известные труды М. А. Капелюшникова и его группы, посвященные фазовым переходам флюидов на больших глубинах. Много внимания этим вопросам уделяли С. Н. Белецкая, М. И. Гербер, Т. П. Жузе, А. Л. Козлов, С. П. Максимов, В. П. Савченко и др.

В изучении формирования скоплений нефти и газа весьма важно выяснить гидродинамические и гидрохимические условия. Работы в этом направлении проводятся Н. К. Игнатовичем, А. А. Карцевым, Г. М. Сухаревым, В. А. Сулиным и др. Весьма перспективным направлением оказывается изучение вертикальной зональности нефтегазовых залежей (Н. Б. Вассоевич, И. В. Высоцкий, А. А. Геодекян, В. А. Соколов и др.) и выяснение времени формирования скоплений нефти и газа.

С вопросами формирования нефтяных и газовых залежей и месторождений тесно связана проблема закономерного размещения нефтяных и газовых скоплений и нефтегеологического районирования, практическое значение которой трудно переоценить. В этой области прежде всего следует отметить труды М. В. Абрамовича, А. Г. Бабаева, А. А. Ба-кирова, И. О. Брода, М. И. Варенцова, И. В. Высоцкого, А. М. Габрильянц, Г. X. Дикенштейна, М. К. Калинко, С. П. Максимова, В. С. Мелик-Пашаева, М. Ф. Мирчинка, Н. Ю. Успенской, В. Е. Хаина, Г. А. Хельквиста и многих других исследователей, творчески развивающих основы нефтегеологического районирования и классификации нефтяных и газовых скоплений, заложенные И. М. Губкиным.

Твердо сложившееся представление о залежи как единичном, элементарном скоплении нефти (газа) и о месторождении как генетически связанной совокупности залежей позволили перейти к классификации категорий нефтегеологического районирования, которые сейчас успешно разрабатываются. На основе тщательного анализа геологического строения и характера нефтегазоносности выделяются зоны, области, бассейны, провинции, пояса и узлы нефтегазонакопления. В этой связи необходимо отметить интересные работы И. О. Брода «Учение о нефтегазоносных бассейнах», Н. Ю. Успенской и 3. М. Табасаранского «Нефтегазоносные провинции СССР», А. А. Бакирова «Нефтегазоносные области Северной Америки» и «Нефтегазоносные области юго-восточной Азии», М. И. Варенцова и Г. Е. Рябухина «Нефтегазоносные впадины Средней и Центральной Азии», М. И. Варенцова и К. Н. Кравченко «Нефтегазоносные впадины Китая и сопредельных областей», И. О. Брода, В. Г. Васильева, И. В. Высоцкого, К. Н. Кравченко, В. Г. Левинсона, М. С. Львова, В. Б. Оленина и Б. А. Соколова «Нефтегазоносные бассейны земного шара».

Особенно прогрессивным представляется учение о нефтегазоносных бассейнах как основной категории нефтегеологического районирования, теоретические основы которого были заложены И. О. Бродом и развиваются ныне на геологическом факультете МГУ (И. В. Высоцкий, А. М. Серегин, Б. А. Соколов, В. Б. Оленин и др.), в Научно-исследовательской лаборатории геологии зарубежных стран (В. Г. Левинсон, Д. В. Несмеянов и др.), во ВНИИГАЗе (В. Г. Васильев) и ВНИГРИ (К. Н. Кравченко).

В большом числе монографий по крупным нефтегазоносным провинциям и бассейнам обобщен огромный и разнообразный материал — геологический, гидрогеологический, геофизический и геохимический; в них освещены закономерности размещения залежей нефти и газа и рассмотрены вопросы повышения эффективности поисково-разведочных работ. Все такие монографии перечислить невозможно, поэтому приходится ограничиться только несколькими трудами по Азербайджану, Западной Туркмении, Средней Азии, названия которых, как и имена их авторов, говорят сами за себя: В. С. Мелик-Пашаев «Геология морских нефтяных месторождений Апшеронского архипелага» (1960), М. Ф. Мир-чинк, Б. К. Баба-заде, А. А. Геодекян, Ю. Н. Годин, В. В. Денисевич «О закономерностях размещения нефтяных и газовых месторождений нефти и газа Азербайджана и рациональная методика их разведки» (1964); Г. X. Дикенштейн, Г. А. Аржевский, Г. А. Габриэлянц, В. В. Денисевич, П. Н. Еникеев, Ю. В. Кнеш, С. П. Максимов, В. В. Семенович, П. К. Азимов и др. «Нефтяные и газовые месторождения Средней Азии» (1965); А. Г. Бабаев «Геотектоническая история Западного Узбекистана и региональные закономерности размещения скоплений нефти и газа» (1966) и др.

За последние 10 лет в нашей стране успешно стало развиваться новое направление в оценке перспектив нефтегазоносности крупных территорий — путем подсчета прогнозных запасов нефти и газа (В. Я. Авров, Н. И. Буялов, В. Г. Васильев, Н. Б. Вассоевич, М. А. Жданов, С. П. Максимов, С. Г. Неручев, А. А. Трофимук и др.). Методика подсчета основывается, с одной стороны, на анализе чисто статистических данных о распределении выявленных запасов нефти и газа, а с другой стороны,— на теоретических представлениях о балансе превращения отдельных компонентов органического вещества в углеводороды. Новая методика позволила более обоснованно подходить к выбору первоочередных объектов и к планированию нефтепоисковых работ в Союзе.

Советская геология нефти завоевала прочный международный авторитет и признание. Наши ученые и практики-нефтяники оказывают большую помощь исследователям многих зарубежных стран. Эта помощь проводится как в организации поисково-разведочных работ на нефть и газ и в развитии нефтегазодобывающей промышленности, так и в подготовке национальных кадров, способных решать теоретические и практические вопросы геологии нефти.

XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза поставил огромные задачи перед учеными и специалистами-нефтяниками по развитию сырьевой базы нашей страны. Директивами XXIII съезда КПСС предусматривается дальнейшее ускоренное развитие нефтяной и газовой промышленности СССР с доведением добычи нефти в 1970 г. до 345—355 млн. т и газа до 225—240 млрд. м3.

Перед геологами-нефтяниками ставится задача усилить поиски и разведку нефтяных и газовых месторождений в Европейской части СССР в целях улучшения топливного баланса этой части страны. Прирост запасов полезных ископаемых должен быть обеспечен там, где разработка их экономически наиболее выгодна. В то же время в решениях съезда намечен большой сдвиг в развитии производительных сил в районах восточнее Урала, в Сибири, на Дальнем Востоке и Северо-Востоке СССР.

Резкое увеличение добычи нефти и газа зависит главным образом от повышения эффективности поисковых и разведочных работ. Решение этой проблемы невозможно без разработки наиболее правильной теории и прогрессивных методов поиска и исследования месторождений. Создание такой теории и методов — задача науки.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.