big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Андрей Александрович Григорьев (Краткий очерк жизни и деятельности)

Советская география прошла большой и сложный путь от эмпирических и разрозненных географических описаний природы первых послереволюционных лет к глубокому изучению природных процессов и к разработке проблем изменения природы в период построения материально-технической базы коммунизма.

В течение всего времени становления физической географии в ее укреплении на позициях диалектического материализма ведущую роль играл Андрей Александрович Григорьев — крупнейший советский географ-теоретик и организатор географической науки.

А. А. Григорьев родился в С. Петербурге 1 ноября 1883 г. Окончив в 1901 г. с серебряной медалью гимназию, он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, где специализировался в области зоологии. В числе передовых студентов А. А. Григорьев вел большую общественную просветительскую работу в Лиговском народном доме, устраивал выставки в передвижном Музее учебных пособий и вел беседы в рабочих кружках.

Известный зоолог и общественный деятель, профессор Н. М. Книпович обратил внимание на молодого студента и пригласил его в 1903 г. к себе на кафедру в качестве ассистента по зоологии.

В начале 900-х годов в Петербургском университете при Обществе естествоиспытателей был организован студенческий географический кружок, и А. А. Григорьев в 1904 г., вместе с Д. Д. Рудневым, Н. А. Куликом и А. В. Журавским, совершил в составе одной из первых географических экспедиций этого кружка путешествие в Большеземельскую тундру. Эта экспедиция, по-видимому, и определила его дальнейший путь географа-исследователя субарктических районов. Географическое общество высоко оценило работу молодого исследователя, наградив его серебряной медалью Общества.

Живой критический ум Андрея Александровича позволял ему мириться с косными условиями жизни и научной деятельности в царской России; он связался с революционными кругами того времени и оказался в числе других передовых студентов под особым наблюдением полиции. Поэтому, хотя А. А. Григорьев и окончил (в 1907 г.) курс Петербургского университета с дипломом первой степени, ему не разрешили работать в казенных высших учебных заведениях и он стал преподавать географию и естественные науки в частных средних учебных заведениях Петербурга.

Желание совершенствоваться в области географии заставило А. А. Григорьева уехать за границу. В 1908—1909 гг. он слушал в Берлинском и Гейдельбергском университетах лекции по географии крупных ученых того времени, в том числе и А. Геттнера.

По возращении из Германии в 1909 г., Андрей Александрович стал сотрудником отдела географии Нового энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, в котором он работал до прекращения издания (1916 г.). Им были написаны для словаря обзоры всех материков и большая часть крупных статей по физической географии как общего содержания (например, «Земля», «Карты географические», «Море», «Океаны»), так и по отдельным странам и государствам.; Эти статьи отличались глубиной содержания, обилием справочных сведений и новизной материала. Можно уверенно сказать, что А. А. Григорьев был ведущим сотрудником отдела географии Энциклопедического словаря.

В 1911 г. А. А. Григорьев вновь выехал за границу, где провел три года, не прекращая в то же время своей работы в Словаре. После объявления войны с Германией он возвратился в Петроград, где и приступил к чтению лекций по физической географий и антропологии на Высших педагогических курсах при Фребелевском обществе. В 1915 г. в Московском университете на кафедре антропологии и географии, возглавлявшейся Д. И. Анучиным, А. А. Григорьев сдал экзамены на степень магистра географии.

В дореволюционной России не существовало специального географического научно-исследовательского учреждения. Функции научного центра исполняло Географическое общество, а специалисты-географы готовились лишь в некоторых университетах, причем в ограниченном числе. Передовые ученые не раз ставили вопрос о создании географических учреждений и подготовке специалистов для изучения огромных пространств России. В научных обществах при университетах стихийно открывались отделения географии, создавались географические студенческие кружки. С целью пропаганды географических знаний и повышения квалификации географов в 1910 г. в Петербурге было организовано на общественных началах Географическое бюро, в котором читались лекции по различным географическим вопросам такими известными учеными, как А. И. Воейков, Л. С. Берг, В. Н, Сукачев, К. Д. Глинка, Я. С. Эдельщтейн, устраивалась выставки, давались консультации для преподавателей и любителей география.

В недрах этого Бюро и зародилась мысль о создании специального географического высшего учебного заведения, осуществленная лишь в 1916 г., когда при Докучаевском почвенном комитете Министерства земледелия открылись Высшие географические курсы. Не имея ни средств, ни собственного помещения, эти курсы до Октябрьской революции едва влачили существование. На курсы принимались лица с высшим образованием, но по окончании их учащиеся не получали никаких прав. Первым директором этих курсов был избран известный климатолог и географ А. И. Воейков.

Новые силы в дело географического образования вдохнула Великая Октябрьская революция. Приказом Народного Комиссара просвещения А. В. Луначарского 28 ноября 1918 г. Высшие географические курсы перешли в ведение Наркомпроса и были преобразованы в Географический институт, обладавший всеми правами высшего учебного заведения.

А. А. Григорьев принял самое деятельное участие в организации этого первого в мире специального географического высшего учебного заведения. Избранный профессором и ученым секретарем института, он занимался разработкой учебных планов и программ, привлекая к работе лучших географов. Основные установки этих новых учебных планов коренным образом отличались от планов Высших географических курсов и университетов так как Институт ставил своей задачей подготовку полевых исследователей.

К преподавательской работе были (привлечены такие известные путешественники и полевые исследователи, как А. Е. Ферсман, избранный ректором института, Г. Е. Грум-Гржимайло, П. К. Козлов, Н. И. Кузнецов, С. А. Советов, Ю. М. Шокальский, П. И. Броунов, С. С. Неуструев, К. Д. Глинка, Н. И. Прохоров, Я. С. Эдельштейн.

Еще не окончилась гражданская война и белогвардейские войска угрожали революционному Петрограду, когда студенты Географического института выехали на практику в г. Павловск, где была организована первая станция для полевых практических замятий студентов. Организация учебного дела станции была поручена А. А. Григорьеву, проводившему там практические занятия по геоморфологии. В 1919 г. станция была перенесена в район Саблина, где и существует до настоящего времени как база полевой практики студентов географического факультета Ленинградского государственного университета. Перенесение учебного процесса в полевые условия произвело переворот в подготовке географов. В настоящее время почти все географические факультеты университетов и педагогических институтов имеют свои постоянные базы для полевой практики студентов, прообразом и образцом которых и явилась Павловская, а потом Саблинская станция Географического института, также организованная А. А. Григорьевым.

В Географическом институте А. А. Григорьев заведовал кафедрой страноведения, читал ряд курсов, был деканом факультета, руководил студенческим кружком и работами лектория, привлекавшего большую аудиторию, а также был деятельным членом Ученой коллегии института.

Организованная в 1918 г. Ученая коллегия Географического института была в 1922 г. преобразована в Географо-экономический научно-исследовательский институт (ГЭНИИ), который явился первым географическим учреждением, (Проводившим научные исследования и готовившим кадры научных работников. В 1923 г. подобный же научно-исследовательский институт был организован при Московском государственном университете.

В течение почти 110 лет (после упразднения в 1799 г. Географического департамента) в системе Академии науки не было ни одного специального географического научного учреждения. Лишь после Октябрьской революции, по инициативе акад. В. И. Вернадского, в Академии наук была создана Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), в задачи которой входило изучение природных ресурсов.

В 1918 г. А. А. Григорьев обратился в КЕПС с письмом, в котором предлагал создать новый отдел по промышленно-географическому изучению России. Решением Президиума АН СССР такой отдел был создан под председательством М. И. Боголепова, а его инициатор — А. А. Григорьев был избран ученым секретарем. И с тех пор Андрей Александрович, продолжая педагогическую деятельность, организовывает работы географического научно-исследовательского центра в системе Академии наук СССР.

В дальнейшем, став руководителем отдела, А. А. Григорьев все более уделял внимания вопросам физической географии и исследованиям удаленных и мало изученных территорий Кольского полуострова, Якутии и других районов страны.

В 1930 г., в связи с реорганизацией КЕПС, Промышленно-географический отдел по проекту, разработанному А. А. Григорьевым, был превращен в самостоятельный институт, названный Геоморфологическим, в 1934 г. переименованный в Институт физической географии, а в 1935 г.— в Институт географии. В том же году институт вместе с другими учреждениями Академии наук СССР был переведен из Ленинграда в Москву.

Под руководством А. А. Григорьева Институт географии из небольшой ячейки превратился в научно-исследовательское учреждение, занявшее ведущее положение в СССР. Сотрудниками института были проведены крупные экспедиционные и стационарные исследования, опубликовано большое количество монографий и сборников по разнообразным вопросам физической и экономической географии.

В 1935 г., когда впервые в Советском Союзе было принято решение о присвоении ведущим ученым страны степеней и званий докторов и кандидатов наук, А. А. Григорьеву была присвоена ученая степень доктора географических наук. В январе 1939 г. Андрей Александрович был первым из географов избран действительным членом Академии наук СССР и заместителем академика-секретаря  отделения  геолого-географических  наук.

Как уже отмечалось, экспедиционная деятельность А. А. Григорьева началась еще со студенческих лет поездкой в Большеземельскую тундру. Вскоре после ликвидации интервенции на Европейском Севере, в 1921 г., он организовал совместно с Д. Д. Рудневым экспедицию в наименее изученную в то время западную часть Большеземельской тундры: экспедиция провела всестороннее исследование бассейна р. Шапкиной. Экспедиционные работы позволили прийти к интересным научным выводам. А. А. Григорьевым впервые было установлено не менее двух ярусов морен, были уточнены границы древесной растительности, намечены основные закономерности процессов почвообразования в тундре и формирования ее микрорельефа. Тщательные наблюдения над процессами формирования тундрового ландшафта дали материал для дальнейших широких обобщений, в частности — монографии о Субарктике.

В 1923 г., в связи с восстановлением народного хозяйства особенно актуальным оказался вопрос развития Урала, и Андрей Александрович организовал экспедицию для изучения природных условий, развития сельского и лесного хозяйства Южного Урала. В результате полевых (исследований Андрей Александрович по-новому осветил сложные вопросы формирования поверхности Южного Урала, установил характер «вертикальной зональности почвенно-растительното покрова и ее изменение в послеледниковое время в связи с, колебаниями климата.

В 1925—1926 гг. А. А. Григорьев проводил экспедиционные исследования в центральной Якутии (на Лено-Алданском плато, в бассейне р. Вилюя и на Верхоянском хребте), руководя одновременно работами нескольких отрядов в других районах республики. Якутия была в то время только что освобождена от белогвардейцев и изучение ее территории имело большое политическое и народнохозяйственное значение. Главное внимание в своих исследованиях А. А. Григорьев обратил на чрезвычайно своеобразные условия развития рельефа и почвы в связи с особенностями резко континентального климата, наличием вечной мерзлоты и ископаемых льдов.

Им впервые было установлено широкое развитие древнего оледенения на Верхоянском хребте и выявлены особенности оледенения во впадинах центральной Якутии. Отчеты о полевых исследованиях А. А. Григорьева содержат богатейший материал по географии Якутии и могут служить образцом комплексных физико-географических работ. На основании собственных наблюдений и, материалов других исследователей Андрей Александрович опубликовал в 1927 г. первую систематическую сводку по геоморфологии Якутии. За изучение Якутии Географическое общество присудило А. А. Григорьеву в 1928 г. медаль имени Н.М.Пржевальского.

Исследования в Якутии дали материал для интересной работы Андрея Александровича «Вечная мерзлота и древнее оледенение», вышедшей в 1930 г., в которой разбираются вопросы происхождения вечной мерзлоты, ее географического распространения в ледниковую эпоху ив настоящее время, роль вечной мерзлоты как фактора образования некоторых форм поверхности и других компонентов ландшафта и предлагается новый метод вычисления климатического коэффициента мерзлоты.

Руководя работами своих учеников, начавших изучение Кольского полуострова еще в 1922 г., Андрей Александрович в течение трех лет (1928, 1930, 1932 гг.) сам проводил полевые исследования наименее изученных и наиболее важных северо-восточных, и северо-западных районов полуострова. Эти исследования наших учёных получили особое значение в связи с тем, что в 1928 г. Норвежское правительство предлагало своими силами организовать экспедиции в малоизвестные районы, Кольского полуострова.

А. А. Григорьевым и его учениками были впервые изучены многие районы Кольского полуострова с его минеральными богатствами (диатомитами, кейвскими кианитами, Мончегорскими медными рудами и др.). Много нового он внёс в изучение истории рельефа, в частности, оледенения внутренних районов полуострова. Все полевые исследования А. А. Григорьева отличаются комплексным подходом к природе и широким обобщением наблюдаемых фактов. Он не замыкался в круге специальных геоморфологических вопросов, а занимался также палеогеографией, климатом, географией почв и растительного покрова и все его труды включают комплексную физико-географическую характеристику.

Большая научно-организационная деятельность в Академии наук СССР и, в частности, руководство работами Института географии лишила в дальнейшем А. А. Григорьева возможности проводить полевые исследования, и он перенес все внимание на разработку теоретических вопросов географии, которыми он интересовался с самого начала своей научной деятельности.

В связи с развитием географических исследований и организацией специального географического образования в Советской России, вопрос о необходимости пересмотра основных установок и разработки основных теоретических положений географии на базе диалектического материализма встал очень остро, и А. А. Григорьев, с присущей ему энергией, взялся за разрешение этой трудной задачи.

Предпосылкой для такого пересмотра были идеи прогрессивных русских географов П. П. Семенова-Тян-Шанского, Д. Н. Анучина, В, В. Докучаева, А. И. Воейкова и других. Наряду с накоплением описательного материала уже были разработаны отдельные общие географические закономерности, раскрывающие внутреннюю сущность географических явлений.

Первой работой, в которой А. А. Григорьев поднял вопросы теории физической географии, была небольшая статья, появившаяся в 1926 г. в журнале «Природа», о задачах комплексного исследования территорий. Указывая, что понятие комплекс означает не механическое объединение разнородных самостоятельных явлений, а сложную совокупность их, внутренне связанную определенными законами, в качестве основной задачи географии Андрей Александрович выдвинул выяснение существа этих взаимоотношений. Отмечая большое значение комплексных исследований, А. А. Григорьев в этой статье пишет, что наиболее целесообразное хозяйственное использование территории возможно лишь при, достаточном знании господствующих в комплексе закономерностей и взаимоотношений. В этом заключается практическое значение географии.

В более развернутом виде А. А. Григорьев сформулировал задачи географии как науки о природной географической среде, в 1928 г. в статье «О некоторых подходах к изучению леса с географической точки зрения». Он указал, что решающими факторами природно-географической среды являются климат, состав и рельеф земной коры, остальные элементы географической среды в конечном счете—вторичные и производные. Отмечая большую сложность взаимоотношений между элементами географической среды, А. А. Григорьев выдвинул в качестве основной задачи изучение самого механизма воздействия этих факторов друг на друга, т. е. физико-географического процесса. Особенное внимание он обратил на необходимость генетического подхода при изучении географической среды. Среди климатических факторов особенно важное значение А. А, Григорьев придает инсоляции и положению рассматриваемого района в той или иной зоне (и провинции) мировой циркуляции атмосферы, от чего зависят количество осадков и относительная, влажность. Основываясь на результатах своих наблюдений в Большеземельской тундре, Андрей Александрович проанализировал в этой статье климатические условия района северной границы распространения леса и пришел к важному выводу о глубокой зависимости характера растительности от соотношения тепла и влаги. Это положение он в дальнейшем распространил на весь комплекс природных явлений.

Большой интерес представляет приведенная в статье сравнительная характеристика эволюции лесной растительности, в связи с изменениями климата в послеледниковое время, которая по-разному протекала в различных районах СССР (в Якутии, на северо-востоке и северо-западе Европейской части СССР, на Южном Урале). Многие из выдвинутых им положений в настоящее время кажутся нам бесспорными и само собой разумеющимися, но в тот период их приходилось утверждать и защищать.

В 1930 г. Андрей Александрович изложил свои взгляды на предмет и задачи географии в статье «География теоретическая и прикладная, их современное состояние и намечающиеся пути развития». Кратко изложив историю развития основных идей географии, он дал определение понятий «географическая среда» и «ландшафт», характеризуя ландшафт как «территорию однородную не только по своей внешности, но и по тем внутренним связям отдельных ее элементов, которыми облик ее определяется». В разделе о путях развития географического изучения территории А. А. Григорьев останавливается на новых методах в частных географических дисциплинах и рекомендует широко применять изучение процессов, протекающих в географической среде. Он предлагает шире внедрять в практику географических исследований экспериментальные методы, применяя их в полевых условиях — «в самой гуще географической среды»,— на территориях заповедников, опытных лесничеств, сельскохозяйственных и специально организованных географических станций.

В качестве основного метода изучения механизма географической среды, позволяющего охарактеризовать процессы с количественной стороны, А. А. Григорьев предложил метод приходо-расходных балансов тех категорий энергии и тех видов материи, приход-расход которых играет основную роль в механизме развития географической среды. Вскрывая сущность природных процессов с помощью этого метода, мы получаем возможность намечать пути коренного изменения природных условий, что открывает новые перспективы в практическом использовании географических исследований. Следует отметить, что метод балансов в настоящее время широко применяется в климатологических, гидрологических и гляциологических исследованиях. Например, в Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова группой научных сотрудников во главе с М. И. Будыко составлен Атлас теплового баланса поверхности земного шара и разрабатываются вопросы коренного изменения климата при помощи регулирования элементов теплового баланса (в основном изменения отражающей способности поверхности) и теплового состояния приземных слоев атмосферы.

Дальнейшее развитие идей А. А. Григорьева мы находим в статье «Предмет и задачи физической географии», написанной им для сборника «На методологическом фронте географии и экономической географии», составленном Географо-экономическим научно-исследовательским институтом при Ленинградском университете. Издание этого сборника имело целью «усилить внимание специалистов и широких кругов советской общественности к вопросам перестройки географической и экономико-географической наук — этих отсталых участков на теоретическом фронте». Основной предмет физической географии — географическая оболочка земного шара — имеет существенные отличия как от верхних слоев атмосферы, так и от внутренних частей земного шара; анализ структуры этой оболочки в процессе ее развития и составляет главную задачу физической географии. Анализируя местные изменения баланса вещества и энергии, А. А. Григорьев пришел к выводу, что чем больше накапливается неорганического вещества, тем меньше вырабатывается органического, и обратно.

Обоснованию самостоятельности физико-географической оболочки Земли, ее границам, положению среди других геосфер и ее структуре А. А. Григорьев в 1937 г. посвятил специальную работу под названием «Опыт аналитической характеристики состава и строения физико-географической оболочки земного шара».

Позднее (в 1938—1942 гг.) им была опубликована серия очерков, посвященных характеристике основных типов географической среды (экваториального, тропического и арктического поясов и др.), в которых рассматриваются специфические черты протекающих природных процессов.

В продолжение этой серии в 1946 г. была издана крупная монография «Субарктика». Она построена в значительной мере на обширном оригинальном фактическом материале, собранном автором во время полевых исследований. Монография была первой географической работой, за которую была присуждена Государственная премия. В 1956 г. книга была переиздана в переработанном и дополненном виде.

Развивая идеи В. В. Докучаева, Андрей Александрович установил, что в основе целостности природы и взаимозависимости ее компонентов лежит обмен вещества и энергии между составляющими географической среды, а в основе зональности природы — различие количества тепла и влаги и их соотношения.

Природные процессы лимитируются запасом тепловой энергии географического пояса, однако в пределах каждого пояса, в зависимости от местных соотношений тепла и влаги, географические процессы могут видоизменяться. В качестве показателя количественных соотношений тепла и влаги А. А. Григорьевым совместно с М. И. Будыко был предложен «индекс сухости» — отношение годового радиационного баланса к количеству тепла, необходимого для испарения всей годовой суммы осадков.

В пределах энергетической базы каждого теплового географического пояса природные зоны на равнинах располагаются в ряды в зависимости от индекса сухости. Повторяемость таких рядов по основным географическим поясам представляет существенную закономерность природы. Эта подмеченная А. А. Григорьевым закономерность была названа им «апериодическим законом природной зональности». В тех зонах пояса, где индекс сухости близок к единице, наблюдается наиболее равномерное развитие всех компонентов природной среды и максимальная для данного пояса продуктивность биомассы.

Выявленные А. А. Григорьевым природные закономерности позволили ему по-новому подойти к вопросам природного районирования, получившим в его работах широкое освещение. Кроме выделенных, в основном по радиационным условиям, географических поясов, им было обосновано деление поясов на меридиональные секторы, отличающиеся друг от друга сочетанием зон и особенностями физико-географического процесса, и предложена система таксономических подразделений. Теоретические исследования А. А. Григорьева открыли широкие перспективы и наметили дальнейшие пути развития географической науки.

А. А. Григорьев много внимания уделял вопросам истории науки. Им опубликовано большое количество работ, посвященных обзорам успехов советской географии и исследованиям крупнейших географов (Д. Н. Анучина, А. И. Воейкова, В. В. Докучаева, А. Гумбольдта и многих других). Большой интерес представляет недавно вышедшая работа «Развитие физико-географической мысли в России (XIX—начало XX в,)», в которой в. сжатой форме дается характеристика развития физико-географической мысли как в России, так и за рубежом. В настоящее время Андрей Александрович работает над книгой по истории развития физической географии в СССР.

Много внимания и сил А. А. Григорьев уделяет пропаганде географических знаний: он руководит географической секцией Всесоюзного общества по распространению научных и политических знаний, состоит членом Учёного совета Географического общества СССР, публикует статьи в 1научно-популярных журналах и газетах, выступает с докладами на научных заседаниях.

Имя А. А. Григорьева широко известно как в СССР, так и за рубежом. Он состоит действительным и почетным членом научных обществ как отечественных, так и зарубежных. За выдающиеся научные заслуги Андрей Александрович награжден Орденом Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны и рядом медалей.

В краткой статье трудно изложить большой творческий путь ученого, охарактеризовать его многогранную научную, организационную и общественную деятельность. Однако мы надеемся, что нам все же удалось, хотя бы в общих чертах, охарактеризовать тот ценный вклад, который академик А. А. Григорьев, выдающийся учёный-коммунист внес в развитие советской науки.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.