big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Палеогеография четвертичного периода на территории Якутии

Четвертичный период начался крупными поднятиями в горных районах восточной и южной Якутии, происходившими на фоне общего воздымания всей ее территории. Это вызвало существенное изменение климата, растительного покрова и животного мира, оказало решающее влияние на развитие рельефа и речной сети и обусловило зарождение в горах ледников и появление многолетней мерзлоты, т. е. существенным образом изменило всю природную среду и привело к резкой смене ландшафтов.

Процессы химического выветривания, столь типичные для неогена, уступают место активным процессам морозного выветривания, формирующим характерный гольцовый рельеф и мощные каменные плащи. Прохладный климат и появление многолетней мерзлоты с подземными льдами способствуют криогенному литогенезу и рельефообразованию. В перигляциальных районах образуются лессовидные породы; ведущее значение получают солифлюкция и термокарст, широко развиваются эоловые процессы.

В условиях поднятий происходит коренное изменение речной сети, преобладают процессы расчленения и размыва третичного пенеплена; осадконакопление же строго локализуется в немногочисленных, преимущественно неглубоких эрозионных депрессиях, новейших локальных структурах и крупных речных долинах, где формируются террасы. Поэтому, несмотря на почти повсеместное распространение, четвертичные отложения обычно крайне маломощны и лишь изредка достигают мощности 100—150 м (долина Лены, Яно-Колымская низменная равнина и др.). Среди них выделяются следующие основные генетические типы: аллювиальные (пески, галечники, супеси, суглинки), ледниковые (морена), флювиогляциальные (галечники, пески), аллювиально-озерные и озерно-болотныё (суглинисто-супесчаные, илистые, торфянистые сильно льдистые или с подземными льдами), элювиальные (преимущественно щебенистые), делювиальные и солифлюкционные (суглинисто-илистые, супесчаные, сильно льдистые), коллювиальные (щебенисто-глыбовые) и эоловые (песчаные). Изучением этих отложений в последние годы занимались многие исследователи (Гусев, 1959; Стрелков, Дибнер и др., 1959; Хорева, 1959; Шило, 1959; Эльянов, 1959; Алексеев, 1961; Алексеев, Гитерман и др., 1961; Лунгерсгаузен, 1961 и др.). В настоящее время они расчленяются или на четыре отдела — нижний, средний, верхний плейстоцен и современный отдел — или на три — эоплейстоцен, плейстоцен и голоцен,— или только на два — плейстоцен и голоцен. История четвертичного осадконакоиления на территории Якутии наиболее полно может быть восстановлена на основании изучения аллювиальных осадков, слагающих террасы рек и ледниковых образований, известных главным образом в подгорных и горных районах восточной и южной Якутии. Изучение остальных типов отложений позволяет восполнить отдельные моменты ее своеобразного развития.

Прежде чем осветить основные моменты истории формирования природы Якутии в четвертичное время, для лучшего ее понимания необходимо хотя бы кратко остановиться на некоторых общих вопросах оледенения, сыгравшего решающую роль в её развитии.

Одним из первых исследователей, достоверно установивших следы четвертичного оледенения на территории Якутии, был А. А. Григорьев (1930, 1932 а, б). В Верхоянских горах и подгорных равнинах им были выявлены два пояса моренных образований, на основании которых он сделал заключение о двух оледенениях. Представление о двукратном оледенении Верхоянья разделяют в настоящее время многие исследователи. Для равнин центральной Якутии А. А. Григорьев (1927) допускал существование неподвижных фирновых полей.

Как выяснилось в последние годы, в течение четвертичного периода в горных районах Якутии было несколько оледенений, тогда как большая часть ее равнинной территории представляла перигляциальную область (см. рис.). В восточной Якутии оледенению подвергались в основном горные хребты Верхоянья и система хребтов Черского, почти вся ее остальная часть за редким исключением, ледниками не покрывалась. В пределах южной Якутии оледенение захватывало только наиболее высокие горные узлы Станового хребта и Учуро-Майского нагорья. Ледниковый покров существовал также на северо-западе Якутии в пределах Анабарского плоскогорья, которое рядом исследователей выделяется в качестве местного центра оледенения (Кирюшина, 1959). Новейшие материалы геологических съемок подтвердили положение об отсутствии в пределах Якутии покровного оледенения

Схема ледниковых и пригляциальных районов Якутии

и уменьшении интенсивности оледенения с запада на восток по мере усиления континентальности климата в этом же направлении (Герасимов и Марков, 1939). На основании этих материалов прежнее представление о развитии в четвертичное время сплошного покрова подвижных материковых льдов на территории Восточной Сибири (Обручев, 1930, 1951 и др.) было оставлено.

Однако многие вопросы, связанные с количеством, характером, возрастом и границами оледенений, все еще остаются неясными, взгляды исследователей по этим вопросам резко расходятся. Мы не будем останавливаться здесь на рассмотрении этих представлений, тем более, что это уже сделано в недавно опубликованных работах В. А. Зубакова (1961а, б). Отметим только следующее. В настоящее время на территории Якутии, в основном в горах, выделяется от 2 до 5 самостоятельных горно-долинных, полупокровных или даже покровных оледенений. При этом наибольшие разногласия существуют в определении возраста оледенений. По мнению одних исследователей (Стрелков, Дибнер и др., 1959; Васьковский, 1959; Эльянов, 1959; Лунгерсгаузен, 1961 и др.), на ее территории известны следы нижне-, средне- и верхнечетвертичного оледенений, другие говорят лишь о нижне- и верхнечетвертичном оледенениях, считая первое максимальным (Рожков и Русанов, 1960) и, наконец, третьи выделяют только средне- и верхнечетвертичное оледенения, называя первое из них максимальным (Шило, 1959; Алексеев, Гитерман и др., 1961).

Отсутствие у исследователей единства взглядов по этим вопросам свидетельствует о слабой изученности территории Якутии, в связи с чем ни одно из этих мнений не может быть принята пока в качестве достоверного, -или отвергнуто как неверное. После известных сводок Д. М. Колосова (1947) и В. Н. Сакса (1948), все более новые материалы по оледенению на территории Якутии пока никем не обобщены. Попытки же решить столь сложные вопросы на основании региональных материалов и порождает обилие отмеченных выше разноречивых представлений.

Личное знакомство с разными районами Якутии и данные других исследователей дают нам основание предполагать наличие на ее территории следов четырех или даже пяти оледенений, а вернее активных фаз оледенений, поскольку никем еще не доказана самостоятельность каждого оледенения, начинающегося с появления льдов и кончающегося их полным стаиванием. Поэтому будет более правильно говорить пока об активных и пассивных фазах горного четвертичного оледенения (Думитрашко, 1952; Коржуев, 1959 б). В активные фазы, когда оледенение значительно расширялось, ледники частично перекрывали водоразделы, образуя более или менее значительные ледниковые шапки и местные ледниковые покровы, или спускались по долинам к подножию гор, где возникали ледники подножий. При резком сокращении оледенения, в пассивные фазы, ледники отступали в область питания и сколько-нибудь существенных подвижек не испытывали. Прекрасным примером пассивной фазы оледенения является современное очаговое оледенение в горах восточной Якутии (хр. Сунтар-Хаята и др.), Бырранга, Джугджура, хр. Кодар и др., находящееся в состоянии депрессии после сартанской фазы наступания ледников.

Появление ледников на территории Якутии мы относим к концу плиоцена — началу четвертичного периода. По две фазы наступания ледников отмечаются в средне- и верхнечетвертичное время, причем две первые фазы по времени совпадают с самаровским и тазовским оледенениями, а две последующие — с заряновским оледенением и его сартановской стадией, установленными для других районов Сибири. Наиболее активное наступание ледников в Якутии происходило во вторую среднечетвертичную и первую верхнечетвертичную фазы, соответствующие тазовскому и заряновскому оледенениям. Смена фаз четвертичного оледенения хорошо отражает основные моменты развития природы Якутии, которые в общих чертах характеризуются нами ниже.

Начальные страницы четвертичной истории Якутии восстанавливаются пока частично и с трудом, поскольку осадки этого времени встречаются редко и изучены совершенно недостаточно. Следы нижнечетвертичного оледенения известны пока в немногих местах гор восточной Якутии (Васьковский, 1959; Эльянов, 1959) и соседних районах Забайкалья (Думитрашко, 1952) и Дальнего Востока (Чемеков, 1961), а также на Алтае (Щукина, 1960), в Туве (Шорыгина, 1960) и на севера Западной Сибири (Стрелков, Дибнер и др., 1959). Столь широкое развитие нижнечетвертичного оледенения указывает на то, что оно не было местным, а являлось результатом общеклиматических изменений. О характере этого оледенения, в связи с его слабой изученностью известно пока очень мало. Его развитию должны были благоприятствовать крупные поднятия гор и сильное похолодание климата. О значительном развитии оледенения свидетельствует резкая повсеместная смена растительного покрова, значительно более существенная, чем при последующих оледенениях. О. В. Матвеева (1960) отметила, что первое, наиболее древнее, нижнечетвертичное оледенение в горах сказалось наиболее пагубно на умеренно-теплолюбивой флоре неогена и что именно оно, а не все последующие оледенения, вызвало существенные изменения в составе растительного покрова.

В горах восточной Якутии нижнечетвертичное оледенение, по данным А, П. Васькодского (1959) и М. Д. Эльянова (1959), было покровным. Судя по эрратическим валунам, ледники спускались, по-видимому, с горных массивов на поверхность прилегающего пенеплена. На плато и равнинах Якутии в это время широкое развитие получили флювиогляциальные галечники и пески, приуроченные к высоким террасам Лены (Коржуев, 1957, 1959 а). Подобное же происхождение имеет, вероятно, значительная часть галечниковых наносов, распространенных на обширной площади в пределах Лено-Вилюйского и Вилюйско-Оленекского междуречий, где они также приурочены или к высоким террасам современных рек, или к древним долинам. На возможную связь верхних водораздельных галечников бассейнов Мархи, Тюнга и других рек с нижнечетвертичным оледенением указывает в последних работах Г. Ф. Лунгерсгаузен (1961).

Появление галечников и песков на обширных территориях Якутии в начале четвертичного периода было связано со значительным поднятием гор и появлением на них ледников, стаивание которых при интенсивном врезе молодых рек и привело в дальнейшем к отмеченному выше широкому разносу ледникового материала по равнинам и плато Якутии.

Интенсивные поднятия начала четвертичного периода, сопровождавшиеся сильным размывом и расчленением рельефа, вызывали омоложение и крупные перераспределения речной сети. В результате этой перестройки древнее меридиональное направление стока сохранили лишь немногие крупные реки (нижняя Лена, нижний Алдан и др.). Древнее направление сохранили также реки, стекавшие с древнего анабарского водораздела (Марха, Тюнг, Муна и др.), хотя верховья и низовья их были тогда совершенно иными. Однако во многих районах Якутии речная сеть в целом еще не совпадала с современной, в частности, еще не существовали молодые речные системы широтного направления (средняя Лена, Вилюй, Оленек, Амга, средний Алдан и др.). В это время в процессе сложных перехватов здесь происходила перестройка древней меридиональной речной сети на молодую широтную (Коржуев, 1959 а, 1960, 1961). В связи с этим долины рек широтного направления имеют в настоящее время ярко выраженное разновозрастное строение. Непрерывная полная лестница четвертичных террас наблюдается в этих долинах обычно лишь в пределах наиболее древних меридиональных участков. Особенно интенсивный врез был характереи для Приленского, Лено-Алданского и Приоленекского плато, испытавших наибольшие поднятия. Реки выработали здесь в дальнейшем глубокие каньонообразные долины с отчетливо сохранившимися террасами, отличающимися наибольшей шириной, но высоким цоколем и грубым галечнико-песчаным аллювием, что свидетельствует о быстром интенсивном их врезе. В пределах Центрально-Якутской низменной равнины, являющейся областью относительного опускания, врез рек, судя по высоте цоколя террас, был выражен значительно слабее. Реки испытывали здесь значительные блуждания и миграции, образуя широкую террасированную аллювиальную равнину (нижний Вилюй, нижняя Марха и др.). Существенно иное строение, чем в настоящее время, имели низовья Лены, а также Оленека, Анабара, Омолоя, Яны, Индигирки и Колымы. В частности, Лена протекала тогда через низовья Оленека и, возможно, Анабара. Новосибирских островов еще не существовало и приустьевые участки указанных рек располагались далеко от современного берега. Остатки их долин отчетливо прослеживаются на дне возникших позже морей Лаптевых и Восточно-Сибирского. Иное строение в это время имели вероятно верхняя Индигирка и Колыма.

На равнинах и плато Якутии врез рек за нижнечетвертичное время достигал примерно 50—170 м. Этому времени соответствует комплекс высоких террас (70—170 м) Лены и ее притоков (Коржуев, 1959 а, 1961).

В нижнечетвертичное время существенно изменился и ландшафтный облик Якутии. Общее похолодание климата, начавшееся еще в неогене, становится в конце плиоцена — начале четвертичного времени довольно значительным и, наряду с появлением в горах ледников, знаменуется распространением на ее территории холодостойкой таежной растительности. На севере в это время начинает формироваться тундровый ландшафт (Толмачев, 1927; Лавренко, 1946; Тихомиров, 1946; Караваев, 1955) и, вероятно, появляется многолетняя мерзлота (Сумгин и др.,. 1940). Уже раньше вымерли наиболее теплолюбивые древние хвойные (секвоя, даммара, кипарис и др.) и цветковые (платан, троходендрон и др.). По данным М. Н. Караваева (1955), уже во второй половине третичного периода на крайнем севере началось формирование лесотундры и отчасти тундры, а в горах — альпийской растительности, т. е. стали намечаться те. основные зональные черты в растительном покрове, которые в нижнечетвертичное время получили свое дальнейшее развитие.

В конце плиоцена — начале четвертичного времени на территории Якутии устанавливается своеобразный комплекс хвойной растительности, представленной елями (Picea obovata Ldb. Wol-losowiczi Sukatsdh из секции Eupicea и др.), лиственницами (Larix cf. sibirica Ldb,, L. dahurica Turcz), соснами (Pinus monticola D. Don и др.), кедром сибирским, пихтой и др. Естественна, что похолодание климата наиболее резким было в горных районах, тогда как на плато и равнинах, особенно в южной Якутии, климат был еще достаточно теплым и влажным. Судя по присутствию в таежных спектрах нижнечетвертичного времени пыльцы многих широколиственных пород, а также сосны из секций Strobus, Cembra, Taeda и Eupitus (Караваев, 1955; Попова, 1955; Алексеев, Гитерман и др., 1961; Гитерман, 1962) можно предполагать, что смена неогеновой тургайской флоры таежной растительностью происходила постепенно в соответствии с ухудшением климата. Это придавало нижнечетвертичным ландшафтам Якутии большое своеобразие.

В раннечетвертичное время происходит охлаждение Полярного бассейна. С этого времени холодные воздушные массы получают свободный доступ на территории Якутии, а на востоке и юге горные поднятия изолируют ее от тихоокеанского влияния. Климат внутренних районов Якутии стал еще более суровым и сухим. Это привело к окончательному вымиранию теплолюбивых древесных пород (гикори, птерокарии, серого ореха, гингко, метасеквойи). Богатые видами хвойные и хвойно-широколиственные плиоценовые леса постепенно сменились обедненной беринтийской (по М. Н. Караваеву) темнохвойной тайгой с участием широколиственных пород (дуб, граб, липа, вяз, лещина). На крайнем севере продолжалось формирование тундр и лесотундр, а в горах — альпийской растительности. В центральных районах широкое распространение получили лиственнично-сосновые леса с присутствием ели, богатые травянистой растительностью, в том числе полынями и лебедовыми, а на юге — светлохвойные сосново-лиственничные леса с лиственницей сибирской и темнохвойная тайга из кедра сибирского, ели и пихты (Караваев, 1955; Тюлина, 1957; Гитерман, 1962). Интересно, что несмотря на еще более крупные последующие средне- и верхнечетвертичные фазы оледенения почти все эти породы, кроме сибирской лиственницы, сохранились в бассейне Алдана до настоящего времени (Тюлина, 1957).

Лиственничные и сосново-лиственничные леса с сибирской лиственницей и родственными ей формами Л. Н. Тюлина считает первичными и наиболее древними. Она относит их к алтайскому горнолесостепному комплексу и указывает на проникновение их в прошлом далеко на восток.

В нижнечетвертичное время сложился и своеобразный алданский фаунистический комплекс, представленный, по Э. А. Вангенгейм (1961), древними (нижний эоплейстоцен) и более молодыми (средний эоплейстоцен) формами. К первым относятся южный слон (Archidiskodon cf. meridionalis Nesti) и примитивная лошадь типа Equus stenonis Gocchi, а ко вторым — Palaeoloxodon cf. namadicus Falc. et Cout., Equus cf. sanmeniensis Chard, et Piv., Alces latifrons (Jons.), Trogontherium cf. cuvieri Fisch., Canis cf. variabilis Pei., Bison sp. В верхнем эоплейстоцене, по Э. А. Вангенгейм, появляются типичные представители фауны тираспольского комплекса (Equus caballus cf. mosbachensis Reich., Elephas (?) wtisti N. Pavl., Coelodonta cf. antiquitatis Blum., Decerorhinus mercki Saeg.).

В среднечетвертичное время на территории Якутии резко ухудшились климатические условия, в связи с чем в горах формировались крупные ледники. Оледенение происходило в условиях интенсивного поднятия современных горных районов и всей остальной территории Якутии, особенно северной ее окраины, где суша простиралась тогда далеко к северу от современной береговой линии.

В горах Верхоянья поднятие за среднечетвертичное время достигло нескольких сотен метров, а на равнинах и плато — порядка сотни метров. Этому времени соответствует по возрасту комплекс средних террас (30—60 м) Лены и ее притоков (Коржуев, 1959а, 1961). Оледенение охватило Верхоянские горы, хребты Черского, нагорья Становое и Учуро-Майское и центральную часть Анабарского плоскогорья. Вполне возможно, что в одних районах оно было полупокровным, а в других — горно-долинным.

Наиболее активным оледенение было, вероятно, в горах Верхоянья, где, наряду с местными ледниковыми покровами и шапками, существовали ледники подножии. Последние занимали подгорную часть Предверхоянской равнины, а наиболее крупные из них в виде языков протягивались на 80—100 км от гор. В районе устьев рек Джарджан и Натара ледники достигали правого берега Лены. Здесь хорошо сохранились типичные морены, возраст которых еще не вполне ясен. Морены обнажаются в разрезах низких и средних террас большинства правобережных притоков Лены (реки Джарджан, Менкере, Собопол, Юндюлюнг, Дянышка и др.) и нижних Алдана. На некоторых притоках (Дянышка и др.) в разрезах средних террас установлены погребенные морены.

Если судить по сохранности следов оледенения, то следует признать, что вторая фаза наступания ледников, соответствующая тазовскому оледенению, была наиболее интенсивной. В ряде районов ледники достигали в это время максимального распространения. Следы же первой фазы наступания ледников, совпадающей с максимальным, самаровским, оледенением на территории Якутии, выражены, неясно. Это может быть связано с тем, что они были размыты, или с тем, что оледенение в это время было пассивным и ледники не испытывали существенных подвижек. Вопрос этот остается еще далеко не решенным. Более вероятно, что морены, известные на правом берегу нижней Лены, связаны со второй фазой наступания ледников, отвечающей тазовскому оледенению, хотя не исключено, что они могут быть и более молодыми.

Однако наличие морены непосредственно у русла современной Лены — факт чрезвычайно важный с точки зрения палеогеографических реконструкций. Исследователи уже давно Обратили на это внимание и привлекли его в качестве доказательства подпруживания ледником русла Лены. В последние годы это положение нашло отражение в работах Г. Ф. Лунгерсгаузена (1961), допускающего даже полное перегораживание льдами ее русла. Если сам факт подтопления Лены у большинства исследователей не вызывает сомнения, то характер и причины его остаются пока не выясненными. Предположение же о полном перегораживании русла Лены льдами маловероятно, и имеющимися материалами оно не подтверждается.

Указание на то, что на левом берегу Лены против Жиганска аллювиальные отложения содержат фрагменты морены, маловероятно. Если это действительно куски морены, то бесспорно они занесены сюда речным льдом с правого берега Лены. Остается очевидным факт существования морены на правом берегу Лены, но она распространена здесь на небольшом участке и мощность ее настолько мала (5—20 м), что можно пока говорить о сравнительно небольшом ледниковом языке, достигавшем берега Лены. Невозможно, очевидно, допустить, что такой ледниковый язык мог перегородить русло Лены. Для этого необходим был более мощный ледниковый покров, от которого должен был сохраниться соответствующий ему мощный покров морены, распространенной на большей площади.

Если допустить, что такой покров морены существовал, но позже был размыт, то возникает вопрос, куда девалась эта мощная толща размытой морены (из валунов, галечников, валунных суглинков)? Ниже по Лене следов таких отложений нет ни в древней, ни в молодой ее долине. Если же судить по широкому развитию в центральной Якутии толщи (до 100 м) аллювиально-озерных и озерно-болотных фаций подтапливания и следам блуждания здесь русла Лены в виде сохранившихся старых долин (Лунгерсгаузен, 1961), то следует предположить, что подтопление Лены было значительным и продолжительным. Оно, по нашему мнению, было вызвано не столько ледниками, сколько, в основном, новейшими поднятиями в районе современных низовий Оленека и Лены, что допускает также и Г. Ф. Лунгерсгаузен (там же). Эти поднятия затрудняли сток Лены по ее древней долине в строну Оленека. Только позже, уже в послезаряновское время, Лена оставила эту долину и в результате сложной перестройки образовалась ее современная долина прорыва. Своеобразные условия установились во вторую фазу рассматриваемого оледенения во внутренней, внеледниковой, области Якутии, занятой равнинами и плато. Ледники окружали ее с востока (горы Верхоянья, Джугджур) и юга (Становое и Патомское нагорья), а также с северо-запада и севера (плато Путарана, Анабарское плоскогорье). Свободные от ледников «ворота» существовали только на западе и в низовьях Лены. Это была своеобразная внутриледниковая перегляциальная область. На севере, где оледенение сопровождалось небольшой трансгрессией, резко усилилась ледовитость морей Полярного бассейна. Холодный полярный воздух свободно проникал в центральные районы внеледниковой области. Климат становился здесь резко континентальным, суровым и сухим, что не благоприятствовало накоплению снега и фирна, но способствовало широкому развитию многолетней мерзлоты и сопутствующих ей криогенных процессов. В приполярных районах климатические условия препятствовали значительному накоплению льдов.

Широкое развитие получили в это время эоловые процессы. В северных и приледниковых районах Якутии были распространены полярная пустыня, тундра и лесотундра, а во внутренних — своеобразные ландшафты «холодных лесостепей», представлявшие чередование островных смешанных лиственнично-сосново-березовых лесов с елью и открытых пространств с участками лесотундровых заболоченных группировок и злаково-разнотравными и полынными ассоциациями с аркто-альтшйскими и болотно-тундровыми видами (Караваев, 1955; Гитерман, 1962).

Для фауны этого времени характерно широкое распространение холодолюбивых и арктических видов, представленных ранним мамонтом, крупными лошадьми, зубром (близким к длиннорогому) и арктическими грызунами (Вангенгейм, 1961).

В последующую межледниковую эпоху приподнятый рельеф Якутии подвергался энергичному расчленению. Врез рек достиг сотни метров. В связи с колебанием береговой линии Полярного бассейна неоднократно менялся базис эрозии. Врезание рек сменялось затоплением их устьев и подпором вышележащих участков, что способствовало формированию аккумулятивных террас. Частичная деградация многолетней мерзлоты вызывала оживление термокарста и широкое развитие криогенных процессов. Общее потепление климата уменьшило ледовитость Полярного бассейна, что благоприятствовало продвижению лесов далеко на север.

Сменившее межледниковую эпоху новочетвертичное, заряновское, оледенение имело, вероятно, две или три фазы наступания, ледников. На территории Якутии новочетвертичное оледенение имело различный характер: в одних районах оно было горно-долинным (Становой хребет и др.), а в других — полупокронным, с ледниками подножий, например в Верхоянских горах. В последнем случае ледники спускались с гор на Предверхоянскую равнину и так же, как в эпоху максимального оледенения, отдельные языки их достигали Лены. На равнине отчетливо сохранились соответствующие морены и краевые образования в виде конечно-моренных валов и гряд. Во время неочетвертичного оледенения во многом повторилась картина, характерная для территории Якутии в эпоху максимального оледенения. Оледенение охватило те же районы, а граница продвижения ледников обоих оледенений в большинстве случаев почти совпадала. Новочетвертичное оледенение происходило в условиях поднятия территории; мощность долинных ледников достигала 300— 500 м (Сакс, 1948; Стрелков, Дибнер и др., 1959). Ледники этого оледенения использовали сильно расчлененный рельеф и значительно переуглубили речные долины. Во внеледниковой области в это время существовали типичные перигляциальные ландшафты, мало чем отличавшиеся от ландшафтов эпохи максимального оледенения. Благодаря сухому континентальному климату здесь установились холодные аридные условия, препятствовавшие накоплению снега и фирна и благоприятствовавшие широкому развитию многолетней мерзлоты и сопутствующих ей криогенных процессов. Следы последних запечатлены в отложениях этого периода в виде псевдоморфоз по ледяным клиньям, криотурбаций и солифлюкционных образований. На реках Якутии формировались верхние уровни нижних террас, а в центральных районах на обширной площади происходило интенсивное развевание песков и образование лёссовидных пород.

На севере в это время отмечены крупные дифференцированные поднятия, вызвавшие сложное перераспределение речных систем нижней Лены, Оленека и Анабара. В результате этих движений Лена покинула свою старую долину и образовала молодую долину прорыва, а Оленек и Анабар получили свое современное направление.

В растительном покрове в это время господствовали тундровые и безлесные ландшафты со значительным участием ксерофитов (Караваев, 1955; Гитерман, 1962), а для фауны были характерны мамонт позднего типа — Mammuthus primigenius (Blum), мелкие лошади — Equus caballus subsp. В. и короткорогие зубры— Bison priscus cf. deminutus W. Grim, и В. priscus tscherskii W. Grom. (Вангенгейм, 1961).

В позднеледниковый век стаивание ледников в связи с потеплением привело к значительному обводнению приледниковых районов и образованию здесь водно-ледниковых и озерно-аллю-виальных равнин с плащом покровных суглинков и широким развитием жильных льдов. В дальнейшем на этих равнинах под влиянием криогенных термокарстовых процессов формируются характерные озерные ландшафты, постепенно преобразующиеся в ландшафты аласного котловинного типа (Герасимов, 1952), причем процесс этот еще не закончился и продолжает развиваться, захватывая все более широкую область.

Изменение базиса эрозии, последовавшее за регрессией бореального моря, вызывало интенсивный врез рек и появление нижних уровней надпойменных террас с высоким цоколем в основании и наличием в разрезе галечников. Этот факт, вместе с образованием цокольных пойм, свидетельствует о проявлении на территории Якутии тектонических движений земной коры.

В течение позднеледникового века и голоцена в климате Якутии отмечается несколько теплых и холодных фаз, обусловивших значительную подвижность широтных ландшафтных зон на ее территории в это время. По сравнению с более ровным климатом середины ледниковой эпохи, с его очень прохладным летом, климат позднеледникового века был более континентальным. Это благоприятствовало сохранению в почвах солей, широкому развитию травянистой растительности степного типа и темноцветных лугово-черноземных почв, часто солонцеватых и осолоделых, с пятнами солонцов и солодей (Григорьев, 1932 а, б; Герасимов, 1952, 1961). Последующее уменьшение континентальности климата и некоторое увеличение количества летних осадков привели к смене степной растительности березово-лиственничными лесами с примесью ели и сосны, сочетавшимися с болотно-лугово-солончаковым комплексом и лесостепью (Караваев, 1955). Местами образовывались торфяники.

В каргинское время на севере Якутии отмечается региональное опускание, сменившееся в конце его поднятием, что вызвало образование на реках аккумулятивных террас. Климат был сравнительно теплым, но, судя по наличию в каргинских отложениях ледяных клиньев, в это время существовала мерзлота. Граница леса сместилась на север до 74-й параллели, а вертикальная граница его в более южных районах поднялась на 200— 300 ж, в связи с чем водоразделы высотой до 700 м были покрыты лесами (Кирюшина, 1959).

Береговая линия в каргинское время проходила в районе Новосибирского архипелага, а на месте современных морей Лаптевых и Восточно-Сибирского существовала обширная низменная равнина, покрытая лугово-кустарниковой растительностью, изобилующая озерами и болотами, в которых накапливались торфяники. Здесь в это время в большом количестве водились мамонты, овцебыки и другие крупные животные (Стрелков, Дибнер и др., 1959). В южных районах Якутии в каргинский век господствовали смешанные леса из лиственницы, сосны, березы, реже ели, в сочетании с широким развитием травянистой растительности (Гитерман, 1962).

В конце позднеледникового века — начале голоцена началось вымирание мамонтовой фауны (мамонт, носорог, бизон, бык и др.) и лошади, а в суббореальную фазу (ксеротермический период), с теплым и сухим климатом, лесная растительность проникала далеко на север, в зону современной тундры. Мамонт, обитавший в условиях довольно холодных открытых луговых ландшафтов, вымер с наступлением теплого климата и появлением лесов (Сукачев, 1914; Заклинская, 1954; Тихомиров, 1958; Коржуев и Федорова, 1962).

Современная природа Якутии сохранила многие яркие черты позднеледникового времени (Колосов, 1947; Герасимов, 1952) и поражает свежестью перигляциальных ландшафтов. Черты позднеледникового времени проявляются как в характере современного холодного и резко континентального климата, так и в существовании мощной толщи многолетнемерзлых пород с подземными льдами и сопутствующих этим породам геоморфологических процессах. В современном рельефе они нашли отражение в наличии широко и разнообразно представленных криогенных образованиях — термокарстовых, бугристых, солифлюкционных, гольцовых и наледных форм в виде аласных котловин, булгуняхов, байджарахов, полигонов, каменных многоугольников, «полигональных степей» или добунов, солифлюкционных и нагорных террас, гольцов и др., а также в широком развитии древнего эолового рельефа и лёссовидных пород. Не менее ярко черты позднеледникового времени проявляются в смешении флоры и фауны. Северная тайга перемежается здесь с остатками степей и лесостепей, а представители тайги (медведь, белка, лось и др.) встречаются вместе с типичными обитателями степных ландшафтов (суслик и др.). Та же картина наблюдается и в почвенном покрове: рядом с криогенными почвами существуют лугово-черноземные, дерново-лесные палевые, солонцеватые и осолоделые почвы, а также типичные солонцы и солоди.

В мерзлых грунтах Якутии находят свежие трупы мамонтов и остатки первобытных быков, оленей и других животных ледникового периода, а в горах её восточной части сохранились еще ледники сартанской фазы последнего оледенения и соответствующие этому оледенению совершенно свежие, нетронутые современной эрозией ледниковые ландшафты. Все это дает нам основание предполагать, что поразительная сохранность на территории Якутии многих черт позднеледникового времени объясняется, вероятно, не только своеобразной историей ее развития и характером современных природных условий, но и запаздыванием конца последнего четвертичного оледенения в Сибири по сравнению с Европой.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.