big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Стратиграфия и эволюция водораздельных торфяников

Исследования показывают, что в зависимости от географического положения торфяники одного и того же котловинного варианта водораздельной труппы существенно различаются по своей стратиграфии. Так, для торфяников, находящихся в южных, степных районах лесостепи, обычно характерна небольшая глубина и рыхлость залежи, сильная обводненность и малая степень разложения торфа. Наоборот, торфяники северных лесных районов лесостепи отличаются большей мощностью и уплотненностью залежи, умеренной или малой влажностью и обычно хорошим разложением торфа. Первые относятся преимущественно к низинному типу, среди вторых много торфяников переходного типа, встречаются и верховые.

Рассмотрим строение торфяников степных районов на примере «Зоринских болот» под г. Обоянь, исследованных в начале XX в. В. Н. Сукачевым (1906), а в 1937 и 1938 гг. нами (Пьявченко, 1953).

Минеральным дном этих болот служат оглеенные супесь и суглинок. На нем лежит маломощный темноцветный сильно минерализованный горизонт, отделяющий минеральное дно от торфяной залежи. Последняя пересыщена влагой и нередко находится во взвешенном в воде состоянии. Обычно в ней можно наблюдать чередование более плотных, дернистых слоев торфа с водянистыми прослойками.

В нижних слоях торф большей частью осоково-гипновый, в средней толще — гипновый и в верхнем горизонте снова осоково-гипновый, реже осоково-сфагаовый или сфагновый.

Таким образом, низинная и очень редко переходная залежь этих торфяников относится к топяному подтипу и гипновому, реже сфагновому виду строения (рис.55).

Степень разложения торфяной залежи очень малая, без резких колебаний по горизонтам профиля. Только в самом придонном слое величина ее достигает 15—20%, в остальной же толще торфяников она не превышает 5—10%. Это обстоятельство, конечно, связано с пересыщенностью болот водой, исключающей возможность аэробного разложения отмирающей растительной массы. Последнее указывает на сравнительную молодость таких торфяников.

Происхождение «Зоринских» и подобных им болот лесостепи может быть связано как с зарастанием мелких водораздельных озер, так и с заболачиванием котловин, затопляемых лишь в весеннее время. Во втором случае пересыщенность торфяников водой следует рассматривать как вторичное явление. Накоплению влаги способствовало уменьшение дренирующей способности грунта вследствие закупорки скважин разбухшей глинистой фракцией и коллоидальными частицами гуминовых веществ. Повышение водного уровня в котловинах привело к тому, что торфянистая дернина вместе с растительным покровом утратила связь с почвой и оказалась в плавающем состоянии. Образовавшаяся таким образом вторичная сплавина, в отличие от первичной, обычно 'нарастающей в озерах постепенно от берегов, покрыла сразу все зеркало водоема.

Такие водораздельные болота — зыбуны близки по своей природе к уже рассмотренным нами зыбунным болотам террасной группы.

Диаграмма развития "Зоринских" торфяников Курской области

Водораздельные торфяники северных лесных районов лесостепи залегают в котловинах преимущественно среди песчаных почв. Вследствие хорошей проницаемости песков они часто менее обводнены, а залежь их нередко глубже и плотнее по сравнению с торфяниками южных районов. Последнее можно поставить в связь и с более древним возрастом этих торфяников. Торфяники водораздельной группы лесных районов содержат залежи низинного, переходного и смешанного типов.

Низинный тип залежей включает в себя топяной и лесотопяной подтипы. Топяной подтип залежей, более характерный для южных, степных районов Русской лесостепи, мы уже описывали на примере Зоринских болот Курской области. Для северных, лесных районов более типичны залежи лесотопяного подтипа, на характеристике которых мы и остановимся.

Лесотопяной подтип торфяных залежей представлен главным образом древеоно-осоковым, топяно-лесным и лесотопяными видами.

Древесно-осоковый вид залежи может быть охарактеризован профилем торфяника без названия Сосновского района Тамбовской области, Здесь в самом нижнем слое залегает сильно разложившийся торф с остатками тростника, древесины и неопределимых трав, средняя часть залежи образована хорошо разложившимся древесно-осоковым торфом; самый верхний горизонт, в сущности очес, состоит из осоково-сфагнового и пушицево-сфагнового торфа малой степени разложения (рис. 56, ДО).

Топяно-лесной вид залежи существенно не отличается от аналогичного вида котловинного террасного варианта, рассмотренного нами на примере торфяника «Лебяжье» Воронежской области. Поэтому мы на нем не останавливаемся.

Лесотопяной вид залежи характеризуется профилем одного из пунктов болота «Торфяное» Салтыковского района Пензенской области (см. рис. 56, ЛТ).

В этом торфянике самый нижний горизонт сложен хорошо разложившимся гипново-травяным торфом с остатками древесины. Кверху он сменяется осоково-тростниковым торфом средней разложенности. Верхняя половина залежи образована хорошо разложившимся древесно-тростниковым торфом.

Переходный тип представлен как переходным лесотопяным, так и переходным топяным видами залежи.

Переходный лесотопяной вид залежи обычно характеризуется участием в его сложении лесотопяных и топяных торфов. Этот вид залежи описан нами для котловинной разновидности террасных торфяников. Для водораздельной группы примером этого распространенного вида строения может служить разрез торфяника «Гнилуша» Моршанского района Тамбовской области (см. рис. 56, ПЛТ).

Переходный топяной вид залежи на водоразделах распространен сравнительно немного, чаще встречаясь в террасных, более влажных торфяниках. Как пример данного вида залежи приводим один из пунктов того же водораздельного торфяника «Гнилуша» (см. рис. 56, ПТ).

Смешанный вид залежей представлен в Русской лесостепи преимущественно смешанным пушицево-лесным видом. В качестве примера этого вида залежи рассмотрим разрез торфяника «Моховое» Салтыковского района Пензенской области (см. рис. 56, СМ). Здесь в основании залегает тростниковый торф; выше следует горизонт древесно-сфагнового низинного, а затем сильно разложившегося пушицевого торфа с примесью осок. Верхняя половина залежи образована сосново-пушицевым верховым торфом высокой степени разложения.

К этому же виду строения относится и залежь торфяного болота «Клюквенное» Ичалковского района Мордовской АССР, залегающего на песчаном водоразделе рек Калша и Иклей — притоков Алатыря (см. рис. 56, См2).

Строение водораздельных торфяников лесных районов в северной полосе Русской лесостепи

Из приведенного описания строения торфяных залежей водораздельных торфяников лесных районов следует, что в общем оно мало отличается от строения котловинной разновидности террасных торфяников. Тем не менее некоторые различия все же существуют и заключаются, во-первых, в преобладании на водоразделах в низинном типе залежей лесотопяных и топяно-лесных видав; во-вторых, в большем распространении переходных лесотопяных и смешанных пушицево-лесных видов залежей; в-третьих, в более высокой степени разложения торфа, присущей водораздельным торфяникам. Все эти различия, несомненно, связаны с более бедным водным питанием водораздельных торфяников и в количественном и в качественном отношении. Кроме того, для этих торфяников характерно присутствие в залежи многочисленных тонких прослоек и включений угля, свидетельствующих о прежних лесных пожарах. Учитывая отмеченные особенности строения залежей, попытаемся набросать наиболее полную схему их развития. По нашему мнению, такой полной схеме более или менее отвечает строение торфяника «Моховое» Салтыковского района Пензенской области, на примере которого мы и рассмотрим развитие водораздельных торфяников лесных районов лесостепи (рис. 57).

Как свидетельствует ботанический состав придонного горизонта торфа, развитие водораздельных торфяников начиналось с травяной или травяно-древесной стадии, причем нередко значительное место в растительном покрове принадлежало тростнику. Избыточное увлажнение котловин обусловливалось, по-видимому, притоком верховодки и поступлением воды атмосферных осадков.

Тростниковая, троетниково-древесная или осоково-древесная стадия по мере обеднения среды сменяется сфагновой, в одних случаях с участием осок, в других — древесной растительности, главным образом березы и сосны.

Дальнейшее развитие торфяников и направление смен фитоценозов в значительной мере нужно связывать с влиянием лесных пожаров, следы которых в торфе сохранились повсюду. На влияние лесных пожаров мы уже указывали в разделе о стратиграфии котловинных торфяников террас. На рассматриваемом нами торфянике «Моховое» древесно-сфагновый фитоценоз сменяется в результате пожара пушицевым. Господство пушицы длится продолжительное время. По-видимому,

Диаграмма развития торфяника "Моховое" Пензенской области

в этот период снова происходили пожары, что задерживало развитие сфагновых мхов и древесной растительности. В период, соответствующий глубине 1 м, на болоте господствовала сфагаово-пушицевая группировка. Затем, вероятно снова под влиянием пожара, роль сфагновых мхов сильно падает при одновременном разрастании осок и развитии яруса сосны. В сравнительно недавнее время, видимо, опять произошел пожар, уничтоживший лес и обусловивший новое господство пушицы. Современный растительный покров торфяника характеризуется обилием пушицы и редким древостоем молодняка сосны и березы. Верхний дернистый слой залежи, мощностью 30—40 см, резко отделен от глубже лежащего сильно разложившегося торфа.

По-видимому, лесные пожары не только обусловливали смены растительности болот, но в какой-то степени влияли и на степень разложения торфа. Если при обычном подсыхании поверхности сфагновых болот процесс гумификации растительных остатков усиливается за счет деятельности грибов, то под влиянием пожаров и нейтрализации кислотности торфогенного слоя золой могла усиливаться и деятельность аэробных бактерий. Это объясняет нам, почему в отдельных горизонтах залежей водораздельных торфяников степень разложения торфа достигает иногда 70—80%.

Из сказанного ясно, что лесные пожары можно считать одним из основных факторов, определяющих направление развития торфяников и обусловливающих качественные особенности торфяных залежей. Это же дает объяснение отсутствию в лесостепи настоящих верховых залежей.

Влияние лесных пожаров на смены болотных фитоценозов может быть изображено следующей схемой.

Рассмотрим теперь вопрос о дальнейшей судьбе водораздельных торфяников. Что касается болот, находящихся в лесостепной полосе и пересыщенных водой, то направление их последующего развития очевидно. По мере нарастания торфа и обеднения субстрата питательными веществами эти болота все более и более будут приближаться к олиготрофному (верховому) типу, если, конечно, не произойдет прямого вмешательства человека.

На торфяниках лесных районов закономерность естественных экогенетических смен фитоценозов, как мы видели, постоянно нарушается влиянием лесных пожаров. Если в дальнейшем воздействие этого фактора будет исключено, то развитие торфяников также пойдет в сторону все возрастающей олиготрофности. В противном же случае развитие и дальше будет идти по приведенной выше циклической схеме, обусловливающей «вечно переходный» характер торфяных залежей. Конечно, цикличность развития не следует понимать метафизически. Каждая новая травяная, лесная или сфагновая стадия будет качественно отличаться от одноименной предыдущей, иными словами, развитие будет идти не по замкнутому кругу, а по спирали.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.