big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Провинции болот Камчатки, Сахалина и Приморья

Приморское расположение этих провинций (Кац, 1971) вносит много общего в характер протекающего на их территориях болотообразовательного процесса, в частности обусловливает развитие выпуклых верховых болот с грядово-мочажинными комплексами.

Болота Камчатки впервые исследованы экспедицией Центральной торфяной опытной станции под руководством М. И. Нейштадта (Нейштадт, Короткина, 1936; Нейштадт, 1938). Позднее они изучались другими исследователями и торфоразведочными организациями. В разработке методов добычи и сушки торфа в условиях морского климата Камчатки много было сделано Н. М. Бокитько (1946, 1957).

Наиболее заторфовано западное побережье Камчатки, где болота тянутся сплошной полосой. Они несколько выпуклы и одновременно перекрывают неровности рельефа, подобно плащевидным океаническим болотам Северо-Западной Европы. Местами торфяные залежи подмываются снизу текучей водой и образуются провалы торфа. Мощность торфяной залежи в среднем около 3 м. Метровый нижний слой залежи состоит из остатков гипновых и сфагновых мхов, осок и иногда пушицы. Он отделен от вышележащего торфа прослойки глины. Над ней — слой осокового или смешанного гипново-сфагново-осокового торфа, достигающий 6-метровой мощности. Нередко он покрыт сверху слоем неразложившегося сфагнового торфа мощностью до 1 м. В растительном покрове болот типичны сообщества: осоково-пушицевые — Carex cryptocarpa, С. middendorffii, С. rhynchophysa, Eriophorum chamissonis и Sphagnum lindbergii, S. papillosum; травяно-сфагновые с теми же сфагнами, вахтой, другими болотными травами и росянкой (Drosera anglica); кустарничково-сфагновые — с карликовой березой, водяникой, осокой Миддендорфа и сфагнумом фускум; лишайниковые — с господством кустистых кладоний и участием водяники, морошки и багульника.

В центральных частях болотных систем описаны комплексы: с преобладанием сфагново-осоковых мочажин; кочкарно-озерково-мочажинный; с преобладанием мочажин римпи. Древесная растительность как в покрове болот, так и в торфе не встречается, за исключением Alnus hirsuta, растущей вдоль болотных речек.

Юго-восточная часть Камчатского полуострова гористая и гораздо слабее заторфованная; торфяники здесь сравнительно небольших размеров. На болотах обильны Betula exilis и Myrica tomentosa с осоками и сфагнами Sphagnum fimbriatum, S. magellanicum, S. warnstorfii. Олиготрофные болота с доминирующим S. fuscum и водяникой сравнительно редки. В торфяных залежах восточной части обычны прослойки вулканического пепла (Нейштадт, Короткина, 1936).

Болота Сахалина достаточно подробно изучены Н. В. Власовой (1960). Кроме того, там проведены торфоразведочные работы исследовательской партией треста Гипроторфоразведка. В условиях влажного и довольно прохладного климата на острове, за исключением юго-восточной части, преобладают болота олиготрофного выпуклого типа. Заторфованность территории низменностей колеблется от 7% (Северо-Сахалинской) до 30% (Тымь-Поронайской).

Для верховых выпуклых болот типичны грядово-мочажинные комплексы.

Осоково-вейниковое болото в Приамурье

Торфяная залежь достигает 6 м и на значительную глубину сложена верховым сфагновым торфом.

Имеют распространение лесные болота с угнетенной даурской лиственницей, ярусом кедрового стланика (Pinus pumila), кустарничков Myrica tomentosa, Кассандры, багульника, голубики и сфагновыми мхами Sphagnum girgensohnii, S. russowii и др. В болотном редколесье господствует S. fuscum.

В грядово-мочажинных комплексах гряды покрыты редкой лиственницей, кустарничками и S. fuscum. В мочажинах — S. lindbergii, шейхцерия, очеретник и пухонос. В юго-восточной части острова преобладают осоковые и осоково-сфагновые переходные болота.

Болота Приморской провинции сфагновых болот и торфяников (Кац, 1948, 1971). Характерные особенности этой болотной провинции — ее горные поднятия и обширные сильно заболоченные низменности. Наиболее крупная из них лежит в нижнем течении Амура и концентрирует в себе основной торфяно-болотный фонд провинции. Исследование болот провинции в пределах Биробиджана проводилось Н. Я. Кацем (1932), в Приморском районе — Ц. И. Минкиной и Р. В. Федоровой (1933), Ю. С. Прозоровым (1958, 1961, 1965, 1974), А. А. Поповым (1965) и многими другими авторами. В Нижнеамурской низменности работали и торфоразведочные организации.

Преобладающее значение имеют здесь травяные болота низинного типа: осоковые, вейниковые, осоково-вейниковые, осоково-сфагновые (рис. 43).

Лиственничник осоково-сфагновый в Приамурье

В пойме, часто затопляемой во время летних паводков, на торфянистых почвах» распространены евтрофные сообщества вейника Лангсдорфа и Сагех minuta или С. pseudo-curaria, С. schmidtii, реже осоково-сфагновые со Sphagnum obtusum и Сагех minuta и кустарником ивы черничной (Прозоров, 1974). На надпойменных террасах распространены лиственничники сфагново-вейниковые, сфагново-багульниковые, осоково-багульниково-сфагновые, осоково-сфагновые (рис. 44). Помимо древесного яруса Larix amurensis, здесь много багульника (Ledum hypoleucum) и Sphagnum angustifolium. Торфяной слой обычно маломощный — древесный или сфагново-древесный, с аллювиальным наносом. Для первой надпойменной террасы характерны, также мезотрофные осоково-сфагновые и кустарничково-осоково-сфагновые болота с торфяным слоем, включающим аллювий. Доминируют в первом случае Carex limosa, Sphagnum obtusum и S. riparium, а во втором — Кассандра, Carex minuta, Sphagnum magellanicum, S. obtusum, S. fallax. Мощность торфа достигает 1,5—2 м, зольность его высокая, степень разложения средняя.

Олиготрофные сфагновые болота также связаны с первой надпойменной террасой и характеризуются пушицево-кустарничково-сфагновыми и сфагновыми сообществами, в том числе и грядово-мочажинными. В пушицево-сфагновых фитоценозах доминирует Sph. magellanicum, в сфагновых — он же или S. fuscum и иногда S. lenense. Мощность торфа большей частью 0,50—1,5 м; лишь в самой верхней части он сфагновый малой степени разложения.

Грядово-мочажинные комплексы широко распространены в центральных частях первой надпойменной террасы, где они варьируют по сочетанию доминирующих сфагнов на грядах и в мочажинах. Мочажины сильно обводнены, чему благоприятствует наличие больших, в несколько квадратных километров, озер, залегающих среди этих комплексов. Высота гряд 25—50 см, ширина 2—15 м. Соотношение площади гряд и мочажин примерно равное, с колебанием в ту и другую сторону. На грядах обычно доминирует Sphagnum magellanicum с участием S. fuscum, S. rubellum, S. fallax. В кустарниково-кустарничковом ярусе — береза и кедровый стланик, кассандра, багульник, подбел, клюква мелкоплодная; в древесном ярусе — изредка угнетенная лиственница. В мочажинах преобладают S. papillosum и S. balticum, встречаются S. jensenii, S. majus и др.; из травянистых — Carex limosa, С chordorrhiza. С. middendorffii, шейхцерия и другие виды болотных трав.

Мощность торфяной залежи комплексов преимущественно около 1 —1,5 м, но иногда достигает 2,5—3,5 м. Торф гряд древесно-сфагновый, средней и хорошей разложенности, слабо засоренный, прикрытый сверху слоем сфагнового торфа; в мочажинах — обычно сфагновый, малой и средней степени разложения. Ю. С. Прозоров не указывает ориентацию гряд и мочажин по отношению к уклону поверхности, что затрудняет суждение о происхождении этих интересных комплексов.

Исследованные Прозоровым бугристые болота с вечной мерзлотой в буграх здесь не рассматриваются, так как это уже сделано в соответствующем разделе.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.