big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Генетико-автоматические процессы и отбор в создании современных черт генетического полиморфизма у человека

В различных популяциях мы встречаемся с самыми разными концентрациями разнообразных условно нейтральных аллелей. Доказать, что данный аллель, несмотря на его кажущуюся нейтральность, действительно не подвержен отбору, очень трудно. В популяциях человека имеет место сложное взаимодействие генов, в этих условиях при ограниченных коэффициентах селекции установить наличие отбора практически невозможно и т. д.

С. Райт, Н. П. Дубинин, Д. Д. Ромашов, Р. А. Фишер показали, что в популяциях, особенно если они невелики по размерам или в своей истории испытывали резкие уменьшения численности, должна осуществляться случайная дифференцировка по разным мутационным аллелям. Н. П. Дубинин в 1931 г. предложил называть эти стохастические процессы изменений в концентрациях аллелей генетико-автоматическими процессами. В англо-американской литературе принят термин «дрейф генов».

При распределении генотипов по формуле Гарди Вейнберга (p2AA+2pqAa+q2aa) можно предположить, что при отсутствии мутаций, отбора в популяции и их смешения при миграциях особей исходное соотношение аллелей :q) должно оставаться неизмененным в течение неограниченного количества поколений. Это положение принималось как аксиома до работ 1930—1931 гг. После этих работ стало понятным, что неизменность концентрации аллелей по поколениям может иметь место только в случае полного осуществления вероятности для появления разных классов гамет (рА; qa), что невозможно в условиях любой ограниченной по численности популяции. Закон равновесия может характеризовать идеальную, неограниченно большую популяцию, чего нет в природе.

В чем состоит смысл генетико-автоматических процессов, которые должны быть свойственны по идее любой ограниченной по размерам популяции организмов? Анализ стохастических процессов, идущих в популяциях, показал, что, если аллель не подвергается действию отбора, его судьба подчиняется закону случайных увеличений и уменьшений концентрации, причем скорость генетико-автоматических процессов обратно пропорциональна размеру популяций. Причиной генетико-автоматических процессов служат ошибки при появлении классов гамет: (р±п)А вместо рА и соответственно (q±n)a вместо qa. Вполне понятно, что вероятность этих ошибок тем больше, чем меньше величина популяции. Для примера рассмотрим две популяции: одну, состоящую из 500 000 особей, и другую — из 50 особей, в которой имеется доминантный аллель А и рецессивный аллель а. Концентрация обоих аллелей одинакова, т. е. рA=0,5, и qa=0,5. Если в следующем поколении численность популяций не изменяется, то для появления большой популяции необходимо 500 000 оплодотворенных яиц, т. е. 1000 000 гамет, а для малой — 50 оплодотворенных яиц, т. е. 100 гамет. Вполне понятно, что когда из всего количества гамет родительской популяции происходит выборка в количестве 1 000 000 гамет или в количестве 100 гамет, то в обоих случаях не может быть точного случайного воспроизведения исходного количества рА, равного 0,5, и qa, также равного 0,5. Можно легко рассчитать стандартную ошибку, в пределах которой будут происходить вероятные ошибки при передаче концентраций. Так, для большей популяции, состоящей из 500 000 особей, формула расчета стандартной ошибки имеет вид:

Таким образом, вероятные числа гамет с геном А вместо ожидаемого числа в 500 000 гамет должны колебаться далее в пределах одной ошибки от 500500 до 499 500. Вполне понятно, что, повторяясь в течение многих поколений, случайное наслоение ошибок может далеко увести концентрацию аллелей от исходной величины. Если мы имеем группу популяций, то в каждой из них будет осуществлен индивидуальный неповторимый путь колебаний в концентрациях аллелей. В результате этого группа популяций должна дифференцироваться на целую систему изолятов с самыми разными уровнями концентраций аллелей.

Скорость процессов случайных изменений в концентрациях генов стоит в строгой зависимости от величины популяций. На самом деле для нашей популяции из 50 особей расчет величины ошибки имеет такой вид:

Таким образом, ошибки концентрации рА при передаче аллеля А в следующее поколение приводят к тому, что гамет с аллелем А может быть не точно 50, а 55 или 45.

Ошибка, равная 500, для количества гамет, равного 5000000, составит 1%. Ошибка, равная 5, для количества гамет, равного 50, составит 10%. Это показывает, что генетико-автоматические процессы могут идти гораздо интенсивнее в малых популяциях. Генетико-автоматические процессы, обеспечивающие сложные изменения в концентрациях аллелей, могут быть связаны не только с размножением популяций, устойчиво состоящих из малого количества особей. В истории человека как биологического вида были эпохи его раздробленности на малые популяции по лицу планеты. Отдельные популяции приобретали доминирующее значение, происходило смешение разных популяций, небольшие группы людей основывали новые поселения даже в историческое время и т. д. Все это обусловило разнообразные процессы случайных расселений аллелей, появление новых соотношений аллелей при смешении популяций, появление специфических сочетаний разных аллелей в поселениях, получивших начало от первых колонистов, и т. д. При всем этом протекание генетико-автоматических процессов не оторвано от влияния отбора, их комплексность еще более усложняет причины генетического полиморфизма в популяциях человека.

Все это показывает, что для генетики популяций человека возникает совершенно особая ситуация. Естественный отбор потерял значение ведущего фактора биологической эволюции человека. Это повело к колоссальной изменчивости особей внутри вида Homo sapiens. Однако естественный отбор как чисто биологический процесс не может не действовать в популяциях человека. Действуют, конечно, и все категории генетико-автоматических процессов. Вместе с тем следует иметь в виду, что и сама чисто биологическая сторона действия естественного отбора резко понижена в популяциях человека.

Человек создал такие условия для своей жизни, что многие факторы среды потеряли свое лимитирующее значение. Развитие цивилизации и медицины снимает много сторон в действии естественного отбора, многие особенности уже не подвергаются селекции и начинают бесконтрольно входить в систему генетического полиморфизма популяций человека.

Поскольку человек уже давно совершил свой качественный скачок, отделявший его от животных, все эти особенности стали свойственны популяциям человека на заре его истории. Как только популяции человека попали под действие социальных законов развития, его биологическая эволюция потекла по другим руслам в сравнении с остальными организмами. Точнее сказать, она выпала из русла биологического прогресса, руководимого действием естественного отбора. Возникла социальная эволюция, которой на протяжении уже многих тысячелетий подчинен человек.

В свете сказанного ясны ошибки многих авторов среди зарубежных ученых, которые, опираясь на ложное применение теории естественного отбора для эволюции человека, пытались создать учение о качественном различии рас человека, говоря о полноценности одних и неполноценности других рас. Даже классовые различия пытались изобразить в качестве биологических. Сейчас раскрыта вся антинаучность этих построений. Современные антропогенетические данные отчетливо установили, что никаких качественных различий между различными популяциями людей не существует. Установлены только количественные различия в концентрациях разных аллелей. Распределение отдельных аллелей имеет в ряде случаев адаптивное значение. Однако в целом формирование популяций человека происходит на фоне резкого падения роли отбора. Отбор потерял значение фактора, руководящего эволюцией человека.

Популяции первобытных людей, давших начало современному человеку, отличались малыми численностями, и при этом они уже приобрели совершенно новые средства для успешного процветания в виде интеллекта и орудий труда. В этих условиях дифференцировка популяций за счет генетико-автоматических процессов приобретает особые возможности. Действительность такой дифференцировки показана в современных условиях. Так, ко времени колонизации Австралии численность коренного населения на этом материке равнялась 250 000—300 000 человек. Оно состояло из 574 отдельных племен с численностью от 100 до 1500 человек. Анализируя частоты разных аллелей по группам крови А и В, Бердселл обнаружил, что у племени питьяндьяра концентрация гена IА составила 48,8%, а у соседнего племени ньгададьяра, антропологически не отличавшегося от питьяндьяра, концентрация гена IА была равна 27,7%. Лофлин описала такие же различия между племенами эскимосов.

С другой стороны, если часть популяции с заметной численностью покидает территорию, то, проживая в новых условиях, она способна сохранить свойственную ей генетическую

Различная частота пяти различных заболеваний у больных, обладающих различными группами крови

структуру. Так, цыгане, будучи выходцами из Индии, имеют следующие соотношения групп крови: 0 = 28,5; А = 26,6; В = 35,3 и АВ — 9,6; соответствующие цифры для коренного населения Индии составляют 30,2; 24,5; 37,2; 8,1. Бекман провел исследования групп крови у населения Швеции и установил заметные специфические различия для разных областей страны. Эти различия указывают, что население разных провинций составлено из выходцев трех групп: западноевропейского, восточноевропейского и лапландского происхождения.

С другой стороны, расселение малочисленных колоний ведет к резкой дифференцировке генного состава популяций. Яркий пример описан Стейнбергом для американских популяций гуттеритов, представляющих собой религиозную секту, сначала мигрировавшую из Германии в Россию, а затем в 1880 г. в Северную Америку, где они основали поселения в Дакоте, Монтане и в ряде соседних областей Канады. Характеристика этих популяций по группам крови резко выделяет их среди других американских популяций. Так, группа крови О в среднем составляет 29%, в то время как среди европейских и американских популяций она выше 40%. Группа крови В почти совершенно исчезла в двух колониях. Имея общее происхождение, разные популяции гуттеритов заметно отличаются одна от другой. Так, частота гена IА варьирует от 32 до 52%. Особенно велика изменчивость по группе крови, носящей название группы «Келл». Этот ген отсутствует в популяциях негров, монголоидов, его частота варьирует от 2 до 6% во всех популяциях белых. Среди пяти популяций гуттеритов имеются такие концентрации: 13, 20, 22, 23 и 34%.

Сейчас высказано мнение, что влияние генов IА, IB и i, сочетания которых дают группы крови А, АВ, В и О, не является индифферентным. Люди с некоторыми группами крови более других подвержены определенным заболеваниям. Так, люди с группой крови А более склонны к заболеванию раком желудка, а с группой О — к заболеванию раком двенадцатиперстной кишки. Обнаружены и другие эффекты (рис. 155). Однако мы видим, что эти свойства генов групп крови не мешают им участвовать в случайной дифференцировке генотипов по популяциям людей. Их отрицательное влияние не идет в плане создания биологических различий рас. Отборное экотипическое значение для популяции людей смогли сыграть некоторые особенности, такие, как цвет кожи (черный — адаптация к высокой температуре) и некоторые другие.

В настоящее время популяционная генетика групп крови разработана исключительно детально. Кроме популяций американских индейцев и некоторых других, где найдены только аллели i и IА, во всех остальных популяциях имеются все три аллеля IА, IB  и i (табл. 23).

Концентрации аллелей групп крови А в разных частях света

Мы видим, что концентрация гена IB очень низка в Западной Европе (0,06—0,07), она увеличивается при движении на восток, (0,13—0,14) и достигает максимума в Центральной Азии и в Индии (0,26—0,28), а затем вновь падает на побережье Тихого океана (0,17). Наряду с этим имеются локальные отклонения. Так, австралийские аборигены имеют высокую концентрацию аллеля IА и не имеют аллеля i. У большинства популяций американских индейцев наивысшую концентрацию имеет аллель i (0,87 в Павадии). Однако индейские племена в Блекфите имеют ген IА в концентрации 0,51. На рисунках 156 и 157 представлены картины частот гена IА и гена IB в популяциях людей, обитающих в разных частях света.

Различия, в концентрациях генов па разным популяциям людей касаются и других антигенов крови. Имеется антиген, получивший название резус-фактора. При обследовании жителей Нью-Йорка было найдено, что в 85% случаев эритроциты агглютинируются сывороткой, приготовленной из кроликов, иммунизированных кровью обезьян Macacus rhesus. Реакция остальных 15% людей была негативной при введении такой сыворотки. Антиген, ответственный за эту реакцию, был назван резус-фактором, а ген, вызывающий его появление, был обозначен символом Rh. Левин при изучении тяжелой формы белокровия у новорожденных (эритробластоз) обнаружил, что больные дети обычно

Концентрация аллелей группы крови В в разных частях света

рождаются в браках, где мать была резус-негативна, а отец, напротив, резус-положительным.

Используя сыворотку крови матери, в которой под действием эмбриона были индуцированы антитела резус, открыли, что существует несколько резус-положительных и резус-отрицательных типов людей. Оказалось, что такая сыворотка агглютинирует эритроциты не только у резус-положительных людей, но и у некоторого количества людей, которые ранее в опытах с сывороткой кроликов описывались как резус-отрицательные. Антигены первой группы людей получили название D, а второй — С. Людей первой категории, имевших антиген D и не имевших антигена С, обозначили через cD, а второй категории — через Cd. Наконец, имеются антитела, агглютинирующие клетки, лишенные антигена С. В таблице 24 дана характеристика реакций трех типов антител (анти-Д анти-С, анти-с) с шестью антигенными комплексами разных категорий людей. При анализе потомства установлены факты гомозиготности и гетерозиготности по каждому из генов (С, D) и факт отсутствия доминантности по свойствам антигенности.

В дальнейшем таким же способом было открыто существование аллелей Е и е. Однако при этом оказалось, что разные факторы антигенности никогда не обнаруживают расщепления, они ведут себя как типичные аллели, совмещающие в себе комбинации

четырех антигенов. Для обозначения этой серии аллелей резус-фактора были предложены две системы (табл. 25). Одна — система Фишера, положившего в основу наименования типы антигенов (CDE), и другая — система Винера, использующая наименование резус-фактора (Rh).

Исследования, проведенные на разных популяциях людей, обнаружили заметные различия в концентрациях разных аллелей резус-фактора (табл. 26).

Мы видим существование резких различий по концентрациям разных аллелей в разных популяциях людей. Так, генотип cde (резус-отрицательные люди) встречается очень редко в большинстве популяций (0,0—1,5), за исключением европейских популяций, где, например в Испании (баски), он достигает концентрации в 28,8. Аллель R° (cDe) имеет низкую концентрацию по очень многим популяциям (0,0—3,6). Однако в африканских популяциях негров концентрация этого аллеля очень высока (64,3). У североамериканских негров его концентрация составила 45,9. В Пуэрто-Рико, где также имеется много выходцев из Африки, концентрация этого аллеля равна 15,1. Таким образом, сам по

себе резус-фактор имеет отрицательное значение, однако его дифференцировка по популяциям не направляется действием отбора.

Наряду с генами групп крови различные популяции человека отличаются множеством других различий наследственного характера. Эти различия касаются цвета и свойств волос, цвета глаз, формы носа, ушей, головы и т. д. Наследование всех этих признаков имеет сложный характер и часто связано с наличием полигенов. Генетика популяций по полигенам - очень сложная область. Однако в принципе мы не обнаруживаем различий в типе изменчивости популяций по этим признакам сравнительно с изменчивостью по изученным выше аллелям, определяющим группы крови. Во всех случаях мы не находим между популяциями и расами людей качественных различий. Популяции отличаются не наличием или отсутствием определенных генов, а лишь различиями в их концентрациях.

Одна из важнейших проблем антропологии и общей биологии — это вопрос о причинах происхождения рас и других популяций среди людей. Какие причины могли вызвать дифференцировку популяций людей по концентрациям разных аллелей?

Может ли только отбор осуществить такую дифференцировку популяций людей? По-видимому, нет, ибо отбор для популяций человека совсем не играет той роли, которая свойственна ему, для природных популяций животных и растений.

Пределы изменений на земном шаре частоты аллелей групп крови IA IB и i, взятых в отношении ко всему возможному диапазону

Кроме того, какое отборное значение могут иметь такие различия, как толстые губы в Африке и тонкие губы у людей в Европе, или наличие большой концентрации гена 1В в Центральной Азии и т. д. Конечно, многие особенности человека сами по себе могут быть и отрицательными и положительными. Так, например, резус-фактор является отрицательным, вызывая гибель новорожденных. Фактор серповидноклеточной анемии в гетерозиготах, по-видимому, увеличивает устойчивость людей против малярийного плазмодия и т. д. Однако все это не дает ключа к пониманию всей сложности проблемы дифференцировки популяций человека и происхождения его рас. В настоящее время имеется отчетливая тенденция свести все причины генетической дифференцировки популяций человека только к действию отбора. В частности, против влияния генетико-автоматических процессов как будто очень весомо свидетельствуют факты об ограниченной вариации популяции по разнообразию концентраций аллелей. На самом деле теория учит, что разнообразие популяций должно колебаться от нуля, т. е. от полного отсутствия данного аллеля, в одних популяциях и через ряд переходов до 100% наличия данного аллеля в других популяциях. Однако этого нет. Например, на рисунке 158 представлен диапазон тех различий концентрации аллелей антигенов крови человека IА, IB, i, который был обнаружен в 215 популяциях человека из разных мест земного шара. График построен на учете популяций с разными концентрациями аллеля IB (ось ординат) и популяций с аллелем IА (ось абсцисс). Концентрация аллеля i для любой из изученных популяций рассчитывается как разность, полученная по формуле 1—(pIA + qIB)=ri. Из диаграммы, представленной на рисунке 158, мы видим, что далеко не все возможное разнообразие концентраций аллелей имеется в популяциях. Так, размах концентраций аллеля IB вместо теоретически возможного колебания от 0 до 100 % представлен популяциями, в которых изменчивость ограничена пределом от 0 до 35%. То же имеет место и в отношении аллеля IА, для которого размах изменений концентраций по разным популяциям составляет от 0 до 55%. В результате всех теоретически возможных комбинаций в концентрации аллеля IА (от 0 до 100%) и возможного разнообразия популяций по аллелю IB (от 0 до 100%) мы видим на рисунке 158, что на площади треугольника, представляющего все эти возможные сочетания, реальные популяции занимают всего лишь около 1/5 его площади. Более того, даже в занятой части треугольника мы не находим свободного сочетания различных концентраций аллеля IАIB. Мы видим, что здесь главная доля падает на популяции, в которых аллель IB представлен концентрациями от 5 до 20%, а аллель IА концентрациями от 15 до 30%.

К. Штерн в книге «Основы генетики человека», обсуждая эти факты, полагает, что в этих случаях мы имеем дело с устойчивым балансированным генетическим полиморфизмом, основанным на селекционном преимуществе гетерозигот. А. Брюс разработал теоретическую модель системы балансированного действия отбора, которая может объяснить ограниченную изменчивость концентраций аллелей, представленную на рисунке 158, и сравнительную устойчивость этих ограничений в поколениях. Эта модель была разработана в связи с указаниями на различие в плодовитости женщин, обладающих различными группами крови. Однако эти данные не являются твердо установленными. С большими трудностями столкнулись исследователи при истолковании результатов наличия известной связи между рядом заболеваний людей и их группой крови. Показано, что среди людей с группой крови 0 (аллель i) в сравнении с людьми группы крови А, В, АВ (аллелем IА, IB) заболеваемость язвой двенадцатиперстной кишки выше на 40%. Однако при этом обладатели группы крови О менее часто заболевают сравнительно с любой группой крови А, В, АВ такими болезнями, как рак желудка, сахарный диабет и злокачественное малокровие. Возник вопрос: имеется ли причинная связь между аллелем группы крови и склонностью к соответствующим заболеваниям? Может быть, установленная корреляция отражает какие-либо различия среди отдельных изученных популяций, где имеются изоляты, в которых как специфический аллель данной группы крови, так и данное заболевание встречается чаще? Всего было изучено 8 популяций, где у 7112 больных язвой двенадцатиперстной кишки и 83126 здоровых людей. Среди больных люди с группой крови О составляли 55,51, а среди здоровых 47,32%.

Прямой ответ на вопрос о причинной связи групп крови и склонности, к заболеваниям может быть получен путем сравнения не популяций, а групп крови у больных и их сибсов. Все, что до сих пор получено при таком анализе, не дает статистически достоверного подтверждения корреляции между группой крови и разной склонностью людей к заболеваниям. Что же касается популяционного анализа, то здесь важным свидетельством отборного значения любого аллеля должно служить наличие отклонения от распределения генотипов по формуле Гарди — Вейнберга.

Мы уже видели (табл. 14) идеальное совпадение фактического распределения генотипов по аллелям антигенов ат и ап с ожидаемым распределением по формуле Гарди — Вейнберга. Показано, что концентрация аллеля ат в популяциях белых людей в США равна 0,54, аллеля ап — 0,46%. Фактическое распределение по формуле Гарди — Вейнберга имеет вид: 29,16% amam+49,58aman+21,26anan. Ожидаемое распределение имеет вид: 29,16+49,68+21,16.

Если мы обратимся к серии аллелей IА, IB, i, сочетания которых дают группы крови А, В, 0, то увидим, что расчет концентраций каждого аллеля из данных по распределению групп крови очень хорошо совпадает с ожидаемым (табл. 27).

Все эти факты показывают, что для аллелей антигенов крови am an, а также IА, IB, i распределение генотипов в популяциях . осуществляется без преимущества и без дискриминации какого-либо гомозиготного или гетерозиготного генотипа. Перед нами картина отсутствия селекционного преимущества по антигенам крови, представляющая собой одну из ярких страниц во всей генетике полиморфизма в популяциях человека.

Мы встречаемся с изменчивостью, не руководимой действием естественного отбора. Крайняя концепция гиперселекционизма не может служить основой для генетики популяции человека. В эволюции животных также ряд существенных эволюционных событий связан с неадаптивной эволюцией на базе случайных дифференцировок популяций. Необходимо считать, что аналогичная изменчивость по многим признакам была свойственна предкам человека и обезьян. Среди шимпанзе мы находим различия по группам 0 и А, среди орангутангов типы А, В и АВ.

Дифференцировка популяций человека, по-видимому, во многом была связана с выходом случайно дифференцированных популяций из очага его происхождения на широкую дорогу завоевания планеты. Использование орудий, появление социальных общественных отношений — все это в корне изменяет факторы эволюции человека. На ранних стадиях эволюции человека размеры его популяций были невелики, их дифференцировка генетико-автоматическими процессами могла быть очень эффективной.

В это время примитивные племена человека, каждое из которых имело малую численность, были изолированы и разделены обширными территориями. В этих условиях разнонаправленные «дрейфы генов» в разных популяциях должны были иметь интенсивный характер. Элементы такой генетической дифференцировки мы могли наблюдать до недавнего времени в отдельных деревнях. Половина деревни имела фамилии Сидоровых или Ивановых. Это было результатом распространения отдельного рода внутри деревни. То же имело место при обосновании новых сельских, а иногда и маленьких городских поселений. Вполне понятно, что фамилии маркировали целый набор генетических особенностей, свойственных предкам рода.

Генетико-автоматические процессы, по-видимому, привели к дифференцировке генов в первичных очагах размножения человека. Так, в группах крови АВО, частота гена i, по-видимому, оказалась высокой у предков североамериканских индейцев. В настоящее время большинство из них принадлежит к группе крови О, имея аллель i. Аналогичная картина по гену IА обнаруживается для аборигенов Австралии.

Вместе с тем на примере американских индейцев мы находим очень разную дифференцировку популяций по аллелям группы крови АВО. На континенте представлены племена индейцев с подавляющим преимуществом аллеля i (группа крови О). Однако популяция индейцев на островах содержит высокую концентрацию аллеля IА, а племена Южной Америки—аллеля IB. В целом размах изменений в концентрациях аллелей по популяциям индейцев Америки является наивысшим среди популяций людей на всем земном шаре.

Эта резкая дифференцировка популяций индейцев по аллелям групп крови АВО, безусловно, стоит в связи с историей заселения Американского материка. Установлено, что индейцы заселили континент выходцами из Старого Света. Часть мигрантов прошла через залив Беринга. Остальные проплыли через Тихий океан на западное побережье Южной Америки. Группы мигрантов были сравнительно невелики, они несли уклонение в концентрации аллелей, что и сказалось затем на генетике больших популяций, возникших от пришельцев.

Такой путь генетической дифференцировки человека, по-видимому, был широко распространен. После первоначального этапа малых популяций в дальнейшем гигантское увеличение численности популяций привело к распространению на них генетических особенностей исходно дифференцированных популяций. Их частичная панмиксия создала относительно устойчивые промежуточные популяции. Сейчас начался новый гигантский процесс смешения этих популяций; он закончится в итоге появлением единой, объединенной популяции. Конечно, из сказанного не следует, что наследственные особенности человека в массе нейтральны. Отнюдь нет. Однако дифференцировка популяций человека не стоит в связи с его биологической эволюцией, она не имеет качественного характера, отличаясь лишь по различиям в концентрациях генов, многие из которых вообще не являются объектом для действия естественного отбора.

Одно лишь решение вопроса о новых реальных подходах к пониманию происхождения различий популяций и рас у человека является величайшим успехом общей генетики популяций и в первую очередь теории генетико-автоматических процессов. Решение проблемы происхождения популяций и рас человека, основанное на признании неприспособительной биологической эволюции, показывает бессмысленность попыток обосновать различия в биологической ценности рас и копуляций. Эти различия возникли не в процессе борьбы рас и популяций за существование, а на основе биологически не направленной эволюции, на основе стохастического распределения запаса изменчивости, дифференцированного по разным исходным популяциям человека, и дальнейших процессов расселений и объединений различных популяций, на которые накладывается при этом печать естественного отбора по отдельным отрицательным наследуемым уклонениям.

Значение генетико-автоматических процессов, кроме их особой роли для эволюции генетического состава популяций человека, распространяется на все преобразования малочисленных популяций видов, претерпевающих обычную эволюцию на базе мутаций, отбора и скрещивания. Все это показывает, что в явлениях генетико-автоматических процессов мы встречаемся с одним из факторов органической эволюции. Конечно, при естественной эволюции он сопряжен и подчинен главному творческому фактору эволюции, каковым является естественный отбор. Как правило, генетико-автоматические процессы имеют подчиненное, служебное значение для естественного отбора. Однако в некоторых особых условиях роль генетико-автоматических процессов может резко возрастать. Это касается малых изолированных популяций, где интенсивность генетико-автоматических процессов оказывается очень велика. Неадаптивные особенности могут завоевывать с их помощью и сравнительно большие популяции, включаясь затем в особенности видов. Наконец, в особых условиях новой эволюции человека, лишенной направляющего влияния естественного отбора, протекание генетико-автоматических процессов выступает важным фактором, который, опираясь на исходные доисторические популяции, во многом определил генетическую дифференцировку его современных популяций.

Проведенный выше анализ генетики популяции человека позволяет дать следующее генетическое определение расы. Расы — это популяции, отличающиеся количеством аллелей тех или иных генов. Трудно установить роль отбора при распространении аллелей в пределах расы. В антропологической, физиологической и медицинской литературе сотни страниц посвящено темной окраске человека. Однако никаких доказательств тому, что в условиях субтропиков и тропиков лучше выживают люди с темной окраской, не существует. Конечно, хорошо известно, что длительное воздействие солнечного света на кожу вызывает ее заболевание. Однако большинство белых, попадая в тропики, путем постепенного привыкания становятся вполне акклиматизированными к солнцу тропиков.

Еще меньше доказательств мы имеем о пользе, а стало быть, и о значении отбора для других расовых особенностей. На самом деле, почему курчавые волосы столь характерны для популяций людей в Африке, а прямые волосы для популяций в Азии? В чем может состоять отборная ценность такого признака, как «монгольская» складка на верхнем веке, столь константная для ряда рас? Чем может быть полезен для аборигенных популяций Центральной Европы наличие круглоголовости (брахицефалия), а для аборигенных обитателей Северной Европы — длинноголовости (долихоцефалия)?

На все эти вопросы мы не имеем ответов.

Интересны данные Виденрейха, согласно которым вид человека в целом или по крайней мере значительная его часть изменяется в сторону все большей круглоголовости. Так, в течение предисторического периода, а затем в историческое время популяции Центральной Европы постепенно приобретают все большую и большую короткоголовость. Вейндеринг, описывая эти факты, оказался не в состоянии привести никаких фактов о полезности этого признака и не смог выдвинуть никакого объяснения этому направлению эволюции.

Все это показывает, что полиморфизм популяции человека отличается исключительным своеобразием. Существование рас человека — это объективный факт; мы имеем негритянскую, монгольскую и кавказскую (белую) расы. Число хромосом у всех представителей рас одинаково и равно 46, структуры хромосом также тождественны. При браках между представителями любых рас появляется вполне плодовитое потомство. Все это отчетливо указывает на то, что расы человека появляются вследствие исторического распада единого общего вида.

Можно ли сравнить расы человека с экотипами животных, которые возникают вследствие приспособительной эволюции к местным условиям обитания? Нет, это было бы ошибкой.

Приспособительное значение экотипических свойств животных легко установить. Для особенностей рас человека это не удается сделать. Экотип животных отличается специализацией приспособлений; при их переносе в другие условия обнаруживается ясная картина угнетения животных под воздействием несвойственных им условий среды. Напротив, расы человека отличаются необычайными способностями адаптации к любым условиям на земном шаре.

Все приведенные материалы показывают, что категория расы у человека занимает своеобразное положение, она не может быть уподоблена расам или подвидам животных и растений. Особенность рас у человека состоит в том, что они не являются продуктом приспособительной эволюции в смысле Дарвина. Расы человека несут на себе печать качественно нового положения человека в мире животных. Это положение вызвано выключением из сферы эволюции человека действия естественного отбора. Этот фактор, ведущий биологический прогресс животных и растений, потерял свое значение. В этих условиях образование рас приобрело особые черты, неведомые для расообразования у животных. В дифференцировке популяций резко повысился удельный вес разнообразных нейтральных признаков, адаптивная эволюция прошла по ряду второстепенных особенностей.

В итоге раса у человека — это сплав результатов генетико-автоматических процессов в виде наличия случайного сочетания комплекса нейтральных признаков с результатами адаптации к условиям среды, которая касается ряда второстепенных особенностей. При этом еще раз необходимо подчеркнуть, что до сих пор нет доказательств адаптивного значения предполагаемого отбора по отдельным признакам у человека.

Таким образом, термин «раса» в приложении к полиморфизму внутри популяций человека собственно не отражает существа явления. С точки зрения механизма эволюции этот полиморфизм далек от расообразования у животных и растений. Давно пора в приложении к человеку заменить слово «раса» словом «полиморфа», что отразило бы наличие не только генотипически дифференцированных популяций, но и сложных генетических структур внутри таких популяций.

Кроме того, слово «раса» имеет печальную историю в науке и в жизни. Сейчас нет сомнений, что полиморфы принадлежат одному виду (Homo sapiens), что никаких жизненно важных различий, умственных или физических, между полиморфами нет. А ведь, не обращая внимания на эти факты, до сих пор строят разного рода «расовые теории», положившие в свою основу идею об «естественной» неравноценности человеческих рас.

Уже в эпоху рабовладения рабы рассматривались как низшая раса. Это мнение выражено в одном из древних папирусов такими словами: «Ведь существуют различные породы деревьев, как же не отличать нам господ от рабов?» Аристотель подтверждает эту идею своим авторитетом. А в эпоху средневековья с помощью «физиогномики» отыскивают в одних людях черты животных (низшая раса), а в других возвышенные черты (высшие расы).

В эпоху первоначального капиталистического накопления (XVIXVII вв.) оформляется теория о низших расах в тех местах Земли, куда направляется экспансия со стороны «высшей расы». В XVIIXVIII вв., когда расцвел колониализм, Мейерс высказал мысль, что вообще разные народы и расы не имеют общего происхождения, часть из них якобы не является подлинными людьми. Кампер (1722—1799), в Голландии, предложил метод определения лицевого угла, который послужил основанием для утверждения, что негры являются якобы «низшей» расой. Вирей в начале XIX в., использовав методику Кампера, объявил, что черная раса отстоит от европейской дальше, чем шимпанзе. В середине XIX в. во Франции Артур Гобино выступил с попыткой представить феодальную аристократию в виде высшей северной арийской расы. Г. В. де Лапучи (1851—1936) подвел под идеи Гобино социал-дарвинистскую ошибку, согласно которой буржуазия была возведена в ранг «арийского ядра» со всеми признаками высшей расы. В начале XX в. появилась евгеника, которая настаивала на зоотехнических методах улучшения человека. Слово «евген» принадлежит еще Платону; под ним он подразумевал производителей «благородного сословия». Основателем евгеники, «науки» об улучшении человеческой природы с помощью усиленного размножения «высших» представителей в человеческом обществе, стал Френсис Гальтон.

Отвратительные формы расовая теория приняла в гитлеровской Германии. Здесь в годы фашизма все было сделано для физического уничтожения в лагерях смерти представителей «низших» рас (евреев, славян и др.). С другой стороны, в фашистской Германии были даже организованы пункты для усиленного размножения арийской расы с целью приумножить и закрепить в потомстве «ценные свойства» отборных штурмовиков и активистов национал-социалистической партии. В настоящее время в ряде штатов США действуют законы, предусматривающие стерилизацию людей.

В наши дни генетика человека полностью разоблачила лженаучность всех притязаний расовых теорий.

Фактический материал, накопленный современной генетикой человека, очень убедительно говорит о равенстве и одинаковом качественном уровне биологического развития всех рас современного человечества: характер наследования самых различных признаков у всех генетически изученных рас, полная плодовитость и нормальное строение потомства от браков между представителями самых различных, часто внешне очень непохожих друг на друга рас, нормальное расщепление всех изученных признаков в последующих поколениях таких межрасовых гибридов и общие особенности совершенно одинаковы у всех рас. При смешении рас нередко рождались многие выдающиеся люди, среди которых стоит лишь упомянуть А. С. Пушкина, чтобы яснее понять, в какой мере данные генетики нельзя совместить с учением о существовании «высших» и «низших» рас.

Таким образом, точно проверенные факты, накопленные в результате изучения наследственности у человека, убедительно говорят против учения о неравенстве рас, а основные выводы и обобщения генетики человека окончательно разоблачают антинаучный характер реакционных расовых теорий.

Надо и само слово «раса» в применении к человеку оставить прошлому. Выше мы видели, каким качественным своеобразием отличается процесс образования исторически сложившихся групп людей, отличающихся наследственной общностью некоторых физических признаков (свойство волос, цвет кожи, строение глазных век и т. д.), который происходит совершенно иным путем сравнительно с расообразованием у животных и растений. Как это уже указывалось выше, для человека надо заменить слово «раса» словом «полиморфа».

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.