big-archive.ru

Большой информационный архив

                       

Охрана животного мира пустынь

Надо ли охранять животный мир пустынь? Ответ единственный: да! Безусловно!

Рассвет. Солнце еще не взошло. В эту пору даже в июне в глинистой пустыне Мангышлака, особенно вдоль побережья Каспия, свежо. Машина мчится. В кузове ее два зоолога, один из них студент. Всего два-три километра от поселка Сегенды, где они ночевали. И вдруг, справа от машины, совсем недалеко, джейран, затем еще самка с детенышем, потом группка из четырех джейранов во главе со старым самцом с длинными рогами; потом снова самки с джейранятами и без них. Эти грациозные газели не спеша идут от берега моря, куда собирались ночью на водопой (джейраны пьют соленую морскую воду). Завидев машину, они стремглав бросаются наперерез и иногда проскакивают через дорогу перед самым радиатором автомобиля.

С записными книжками в руках зоологи считают всех встретившихся им зверей. На 76 км пути в утренний час встретилось 197 джейранов. Это было в 1951 г. Если бы спросили того студента, «пусто ли в пустыне», он ответил бы, что никогда до этого и позже не видел за такой короткий срок подобного обилия великолепных ценных животных.

Этим студентом был автор. Первое знакомство с пустыней оставило неизгладимый след. Вновь и вновь в течение десятка лет автор возвращался в пустыню, наблюдал за изменениями, которые вносят люди в природу пустынь, и по сей день, кажется, чувствует зов тех далеких, суровых, но по-особому красивых и замечательных мест.

Засушливые, или аридные (arid — сухой), территории широко распространены по земному шару. Они встречаются в умеренном климатическом поясе, в субтропиках и тропиках, занимая около 1/3 всей площади суши на Земле. Степень засушливости бывает разной, поэтому существуют сухие степи, сухие саванны, полупустыни и пустыни; при этом облик пустынь, состав и особенности их животного мира существенно различаются в различных климатических поясах. Пустыни умеренного пояса выделяются в особую подзону северных пустынь со своей зональной фауной, а пустыни с субтропическим климатическим режимом образуют подзону южных пустынь с иной, характерной для них, по преимуществу песчанопустыннои фауной. Пояс пустынь Палеарктики охватывает Северную Африку, Аравию, Месопотамию, пустынные участки Малой Азии, Ирана, всю Среднюю Азию, за исключением верхних поясов гор, большую часть Казахстана, пустыню Гоби, Тибет, западные и центральные части Китая.

Изучение и освоение пустынь мира — одна из важнейших задач, в течение ряда лет разрешаемая усилиями международной организации ЮНЕСКО. Ведь пустыни мира — это огромные и богатые территории, еще очень слабо используемые человеком.

В СССР пустынные территории занимают около 175 млн. га. В Средней Азии они включают равнины, третичные плато, предгорья и некоторые горные долины, например Зеравшанскую, распространены на значительной части Казахстана, Прикаспийской низменности и охватывают равнины и частично горы Закавказья. На этой обширной площади сосредоточены огромные природные ресурсы, до сих пор еще не вполне изученные и недостаточно освоенные. Чем глубже будет изучена природа пустынь, тем больше откроется перед человеком перспектив ее использования в самых разных, подчас неожиданных аспектах.

Известно, что пустыни — это самые сухие земли на земном шаре, но вода в пустынях все же есть: в песках близко от земной поверхности залегают грунтовые воды. Можно легко обнаружить конденсационную влагу, а во многих местах обильны пресные и минерализованные артезианские воды. Главное богатство пустыни — солнце, и при обводнении пустыни становятся плодороднейшими и богатейшими районами на Земле.

Именно в пустынях можно успешно регулировать водно-тепловой баланс. Взгляните на историю древних оазисов, их земледельческую культуру и роль в интеллектуальном прогрессе человечества. Недооценивать этого невозможно.

Колоссальные энергетические запасы солнца и горючих ископаемых (угля, нефти, газа) и возможность энергетического использования глубоких бессточных впадин делают пустыни областью еще не реализованных больших перспектив промышленного и хозяйственного развития, включая орошаемое и богарное земледелие, животноводство, строительство городов, курортов, промышленных объектов, новых транспортных коммуникаций, оросительных и иных каналов и даже промышленное рыбное хозяйство на основе рыборазведения, акклиматизации и заселения рыбами каналов и водохранилищ.

Тот, кто знаком с природой пустынь, сочтет неуместным вопрос: «Пусто ли в пустыне?» Богаты растительные ресурсы пустынь, велики запасы диких ценных животных. Но природные богатства можно исчерпать до дна, если брать неумелой и бесхозяйственной рукой.

Задача широкого хозяйственного освоения слабоосвоенных земель стала одной из актуальных задач нашего времени. При этом освоение пустынь и полупустынь представляет собой специфическую сторону проблемы в силу особенностей среды аридных областей. Здесь действуют свои характерные закономерности распределения по территории растений и животных, свои

Грибообразные скалы на Мангышлаке - результат процесса пустынного выветривания горных пород

условия восполнения запасов и восстановления численности животных после их убыли.

Известно, как широко изучаются и осваиваются в настоящее время различные районы Средней Азии и Казахстана: поливное и богарное земледелие продвигается в глубь пустынь, расширяются границы районов пастбищного животноводства. Новые стройки изменяют природные условия. Особенно существенны эти изменения в районах искусственного обводнения. Замечательный пример этого — Каракумский канал, принесший воду в глубину пустыни.

Оживились и самые безлюдные просторы Закаспия, остававшиеся до последних лет слабоизученными в отношении полезных ископаемых, растительности и животного мира. Изучаются и осваиваются их недра, на базе солевых запасов Кара-Богаз-Гола развивается химическая промышленность. Через Устюрт и Мангышлак прошли железные дороги, которые связали эти районы со Средней Азией, Уралом и центральными областями страны; открыты огромные запасы нефти, природного газа и других полезных ископаемых; начинается их разработка; строятся газопроводы; растет население; возникают поселки и новые города; прибрежные воды Восточного Каспия стали районом промышленного рыболовства. А сколько новых возможностей еще таит природа пустынь! И десятки экспедиций — геологических, географических, почвоведческих, биологических и комплексных каждый год бороздят океан пустыни.

Вот лишь отдельные примеры, которые» однако, уже дают известное представление о масштабах вторжения человеческой культуры и хозяйства в природу пустынь. Еще в древности возник, а ныне необычайно расширяется и существенно изменяется своеобразный «культурный ландшафт» пустынной зоны. И чтобы понять тенденции изменения природы пустынь под влиянием хозяйственной деятельности людей и предвидеть последствия современных способов освоения природных ресурсов, необходимо оглянуться на дальние и ближние итоги деятельности человека в пустыне, на собственный и зарубежный опыт освоения засушливых земель. Два вопроса встают в этой связи: как сказывалась и сказывается на живой природе пустынь аборигенная культура, существовавшая тысячелетия, и что нового в процессы изменения природы вносит сознательная и случайная преобразующая деятельность людей, вооруженных современной техникой в наши дни?

Важнейшими зональными особенностями природы пустынь являются резко выраженная цикличность природных процессов с типичными для каждой подзоны одним или двумя периодами замирания жизни, мозаичность в распределении растений и животных и их естественных биокомплексов, предельность (экстремность) условии, в которых находятся растения и животные (т. е. суровость условий во многих пустынях, например в Палеарктике, такова, что животные и растения существуют у предела жизни), и, наконец, оазисный характер распространения человеческой культуры в пустынной зоне.

Оазисная культура привела к тому, что «культурные земли» (и вообще влияние человека на природу, в том числе на растительность и животный мир пустынь) были распространены лишь местами, пятнисто, вокруг оазисов.

В наше время изменение природной среды, растительной и животной жизни в пустынях под влиянием практической деятельности людей приобретает все большую всеобщность. Пустыню пересекли транспортные магистрали, в самые глубинные ее районы достаточно регулярно проникают многие экспедиции, даже туда, где никогда не было постоянного местного населения. Масштабы, сферы и темпы освоения природных ресурсов пустынь в наши дни совершенно несоизмеримы с преобразующей деятельностью сравнительно небольшого по численности местного населения в пустынях, которая длилась тысячелетия, создала своеобразный культурный ландшафт древних оазисов с орошаемыми землями, но не затронула огромных основных пространств пустыни, ее флору и фауну.

Таким образом, всю историю освоения природы пустынь можно разделить на два периода: один — период оазисной культуры, длившийся многие века, и другой — период тотального изменения почти всех разнообразных элементов живой природы пустынь и использования их недр, почв и воды на всей пустынной территории, включая самые центральные районы.

Характерными чертами этого нового периода, начавшегося собственно лишь во второй трети или около середины нашего столетия, являются следующие.

1. Использование современной техники, включая мощные и мобильные транспортные средства, применение которых сделало бессмысленным понятие «недоступные участки».

2. Появление такого нового для зоны пустынь и очень сильного фактора воздействия на природу, как временное население, достаточно многочисленное, т. е. большое проникновение в пустыню поисковых экспедиций и производственных бригад.

Пустыня Восточные Каракумы. Барханная гряда с кустами кандыма и саксаула

3. Возникновение нового оседлого населения, пришедшего из других районов страны, как правило, незнакомого с древней культурой пустынной зоны и вносящего новые способы и темпы воздействия на природу.

4. Широкое плановое преобразование всего природного комплекса пустынь. В наибольшей степени этой задаче служит обводнение больших районов пустыни, проведение каналов, оросительной сети и создание водохранилищ.

Влияние человека на животный мир пустынь многообразно и происходит разными путями.

Один из важных путей — изменение пустынного ландшафта и дикой растительности, в том числе сведение древесно-кустарниковых зарослей (саксаула и кандыма) на топливо. Выпас скота приводит в результате выедания трав и сбоя к смене растительного покрова как в песчаных, так и в глинистых пустынях. Вместе с появлением больших количеств домашних животных и изменением ими растительности изменяются и условия для жизни многих диких пустынных животных; уплотняется почва, изменяются состав и запасы кормов, первоначально растительных, а затем и животного происхождения, так как выпас, сбой и следующие затем различные стадии смены растительности тотчас отражаются на составе видов и численности насекомых. Некоторые пустынные виды исчезают, в то же время появляются новые, свойственные культурному ландшафту, или некоторые виды из немногочисленных становятся массовыми, например мухи, кровососущие двукрылые и др. Фауна беспозвоночных оказывается беднее по числу видов и обычнее.

Изменения в растительности и населении насекомых отражаются на составе, численности и распределении птиц. Например, в местах выпаса увеличивается численность хохлатых жаворонков, удодов, козодоев и, при наличии подходящих мест для гнездования, пустынных сычей.

Смена растительности и сокращение биомассы растительных кормов отражается на составе населения грызунов, их численности и на распределении и численности зерноядных птиц. В частности, возрастает численность таких типичных песколюбов (псаммофилов) — обитателей незакрепленных песков, как гребнепалый и мохноногий тушканчики, песчаная и ушастая круглоголовки и др. Вместе с тем эти территории становятся совершенно непригодными для существования богатой фауны кустарниковой песчаной пустыни с ее копытными, дикими кошками, грызунами, множеством птиц, пресмыкающихся и насекомых.

Орошаемое земледелие, как уже говорилось, до неузнаваемости изменяет облик пустынных территории, создавая специфический ландшафт «культурных земель» с монокультурами хлопка, риса, бахчевых культур или оазисно-садовой растительностью. При этом происходит качественное обеднение фауны позвоночных и беспозвоночных животных, ее упрощение и нивелирование зональных свойств. Но некоторые типичные животные пустынь хорошо приспосабливаются к новым условиям, и численность их достигает нормальных или даже повышенных показателей. Например, некоторые пустынные грызуны нередко встречаются в населенных пунктах. Так, известному исследователю пустынной фауны профессору Б. С. Виноградову приходилось выкапывать малых тушканчиков из нор прямо на одной из площадей города Термеза. На окраинах Самарканда и Карши тот же исследователь встречал желтых сусликов. В селениях встречаются краснохвостая песчанка и серый хомячок, который становится обычным домовым вредителем даже в таких больших городах, как Ашхабад. Автору этих строк приходилось наблюдать малых тушканчиков, земляных зайчиков, слепушонок и ушастых ежей на культурных землях, а некоторых (тушканчики и ежи) в городах и поселках. Легко приспосабливаются к измененному человеком ландшафту пустыни лисицы, степные кошки, перевязки. Даже джейраны могут посещать культурные земли и встречаться поблизости от населенных пунктов. Распространение же рукокрылых в пустынной зоне непосредственно связано с постройками человека в поселках, около которых всегда можно видеть по вечерам различных летучих мышей.

Очень быстро и заметно сказывается на фауне пустынь их обводнение, проведение каналов, устройство водохранилищ и озер около артезианских скважин. Появление открытой водной поверхности в пустыне вызывает местные изменения направления пролета птиц, задержку некоторых видов для кормежки и даже изменения в составе летней фауны. К воде стягиваются и копытные животные пустыни. Например, в фауну птиц пустыни Мангышлака за минувшие шесть — восемь лет в связи с образованием многочисленных, хотя и небольших водоемов — прудов и ручьев около артезианских скважин — добавилось несколько новых видов. При этом произошло изменение ареалов некоторых видов. Изменились направления перелетов водоплавающих птиц, таких, как гусь-пискулька, который стал появляться в глубине пустыни, а не только у берегов Каспия. В 1960 г. автору удалось обнаружить в центральных районах Мангышлака кулика белохвостую пигалицу, которая ранее никогда здесь не встречалась. Северная граница распространения этой птицы проходила совсем недавно почти на 500 км южнее, в пределах Туркмении. В том же году весной были встречены на Мангышлаке журавли-красавки и белые аисты. Расселение некоторых других видов происходит под влиянием иных биологических факторов, и изменение облика ландшафта может лишь способствовать или тормозить течение естественных процессов. Возможно, пример именно этого явления можно видеть в расселении к северу вдоль окраин Устюрта рыжехвостой славки, поселяющейся в мезофильных угодьях пустыни у воды.

Масштабы изменений в животном мире, которые вызываются преобразованием облика ландшафтов пустынь, очень велики и еще в полной мере не учтены. Проведение специальных исследований по определению величины и характера этих изменений и прогнозирование перспектив динамики фауны уже стало одной из насущных задач в комплексе научно-исследовательских работ по освоению и преобразованию природы пустынь.

Осваивая природу пустынь и строя свое культурное хозяйство, человек, вводит в естественные комплексы новые и подчас очень активные сочлены. Таким оказывается домашний скот. В результате естественные природные комплексы постепенно и весьма сильно меняют свой облик. Изменяются запасы кормов: растительные ресурсы получают дополнительную нагрузку в виде нового потребителя, и численность диких травоядных и зерноядных животных в итоге должна будет сократиться. Происходит замена дикого природного компонента биоценоза новым, введенным человеком. В некоторых случаях такая замена производилась при сознательном устранении одного из природных агентов. Так, на больших территориях североамериканского континента были истреблены грызуны луговые собачки (из рода Cynomys), родственные суркам, чтобы удалить их как пищевых конкурентов при разведении коров и овец. Однако осталось неясным, была ли эта замена полезной в практическом отношении, так как мясо луговых собачек использовалось в пищу индейцами племени навахо, а полнота использования кормовых ресурсов луговыми собачками и домашними животными и мясная биопродукция популяции грызунов и поголовья скота не были учтены каждая в отдельности и остались без сравнения.

Можно с достаточным основанием предполагать, что во многих случаях умелое использование запасов диких животных и растений окажется экономичнее, чем замена их малопродуктивным скотом или дорогостоящим травосеянием и земледелием, если учесть хотя бы поразительную приспособленность организмов коренных обитателей пустыни к своеобразным природным условиям зоны. Быть может, следует еще немало подумать о возможностях использования тех животных ресурсов пустыни, которые остались в стороне и считаются бесполезными, обратить внимание на диких животных, например грызунов, на которых ныне смотрят лишь как на потребителей растительной биомассы, пищевых конкурентов или вредителей диких и культурных растений. Правда, при этом придется столкнуться с сопротивлением традиционного отношения людей к определенным видам животных и с необходимостью формирования новых вкусов. (Известно, однако, что в районах Западного Казахстана и Нижнего Поволжья на базарах можно купить жареных малых сусликов, мясо которых отличается хорошими вкусовыми качествами, а жир считается полезным.)

Итак, от вопросов влияния хозяйственной деятельности людей на животный мир пустынь через изменение ландшафтов, и в первую очередь растительности, мы перешли к проблеме непосредственного освоения животных ресурсов пустынной зоны и прямого влияния человека на численность и распространение млекопитающих, птиц и пресмыкающихся.

Кулан

Особый вопрос в этой проблеме представляет плановое, направленное изменение животного мира пустынь по мере их освоения и обогащение современной местной фауны путем акклиматизации и реакклиматизации ценных видов.

Охрана млекопитающих пустынь. В пустынях СССР обитает около 50 видов млекопитающих. (Например, в Каракумах отмечено 42 вида.) Среди них есть ценные охотничьи и промысловые животные — копытные и пушные звери и многочисленные грызуны потребители дикой травянистой и древесной растительности, вредители культурных посевов и переносчики опасных инфекций животных и человека.

Практическое значение для человека имеют как массовые, так и некоторые редкие виды. Естественно полагать, что значение массовых видов в жизни человека особенно велико. Другой вопрос — как сказывается влияние человека на популяциях (местном населении) массовых и редких видов, на их численности и распространении — уже вызывает раздумье. Естественно предположить, что влияние человека на массовые виды меньше, чем на редкие, хотя бы уже в силу многочисленности первых. Однако, как показывает опыт освоения человеком ресурсов дикой фауны пустынь, это предположение не оправдывается и возникают на первый взгляд парадоксальные обратные связи: численность и само существование массовых, особенно стадных, видов в большей мере подвержены влиянию со стороны человека, чем численность и благоденствие видов редких или малочисленных. И это вполне понятно. Дело в том, что массовые виды имеют наибольшее значение в экономике природы и соответственно могут иметь большую привлекательность и доступность для практического использования их человеком. А значит и внимание к массовым видам, и интенсивность их использования во много раз больше, чем то же в отношении редких и малочисленных видов животных, которые к тому же очень рассеяны по территории и малодоступны.

Современный человек с его новыми возможностями широкого и быстрого непосредственного воздействия на запасы животных на больших территориях приобрел значение совершенно специфического мощного фактора, активно вторгшегося в жизнь природы. Охота и промысел, например, копытных пустыни (джейран, сайга, кулан) в прошлые века коренным образом отличаются от промысла тех же животных, развившегося к последнее десятилетие. В новых условиях утрачивается биологическая целесообразность некоторых свойств диких видов, выработанных в процессе эволюции. Возьмем, к примеру, явление стадности. Для животных открытых пространств, широко кочующих в поисках пищи, как, например, дикие копытные млекопитающие (газели, антилопы, дикие лошади и др.), стадность биологически полезна и оправдана хотя бы потому, что при этом уменьшается вероятность встречи каждого отдельного животного с хищником. Кроме того, меньшей становится доступность жертв: стадо легче обнаруживает опасность и может даже обороняться. Такое же значение имела стадность для копытных, когда они встречались с одиночным местным охотником, действия которого могли быть приравнены к действиям хищного зверя. Стадность оставалась целесообразным приспособлением. В настоящее время при новых способах промысла свойство стадности стало вредным для копытных.

В вопросах эксплуатации животных ресурсов всегда важны три основных момента: 1) научно обоснованная плановость добычи животных, исключающая всякую самодеятельность, браконьерство и перевыполнение планов, которое в данном случае является недопустимым нарушением плановых научных норм добычи; 2) средние нормы промысла не должны превышать изъятия такой части популяции взрослых животных, которая покрывается за счет подрастающей молоди, переходящей в категорию половозрелых особей, и 3) во все периоды использования животных ресурсов, в том числе в моменты вынужденной особенно интенсивной их эксплуатации, основное внимание должно быть обращено на сохранение восстановительных сил природы. Это означает, во-первых, что даже при необходимости максимального изъятия животных какого-либо вида не должен превышаться критический уровень минимальной численности этих животных, обеспечивающий возможность существования вида, как такового, с его потенцией восстановления оптимальной численности в будущем. Во-вторых, изменение среды обитания под влиянием хозяйственной деятельности людей не должно исключать возможности нормального существования данного вида, хотя бы в условиях измененного природного комплекса и вновь возникающих биоценотических связей.

В случае нарушения уже одного из этих упомянутых моментов создаются условия для постепенного или даже быстрого вымирания вида, в том числе и массового вида, или для резкого сокращения его ареала.

Подтверждение этого правила можно видеть на примере диких лошадей Европы и Азии — тарпана и лошади Пржевальского, давно уже не встречающихся в пределах нашей страны; куланов, населявших еще в прошлом столетии северную и южную подзоны пустынь от Каспийского моря на западе до пустынь Китая на востоке, а ныне сохранившихся только в Бадхызском заповеднике в Туркмении, на острове Барсакельмес в Аральском море, а за пределами СССР — в МНР и Китае. О былом широком распространении куланов в закаспийских пустынях можно судить по па-званиям отдельных урочищ и плато на Устюрте и Мангышлаке. В дневниках известного путешественника Г. С. Карелина за 1832 г. есть указания на нахождение больших стад дикой лошади (Equus cabalius ferus) на севере Устюрта. Издавший дневники Г. С. Карелина зоолог, профессор М. Н. Богданов писал в 1883 г., что эти сведения относятся не к дикой лошади, а к кулану, который и до сих пор (т. е. до последней четверти прошлого столетия) встречается в тех же местах в значительном количестве.

Причинами сокращения численности и вымирания диких непарнокопытных послужили непосредственное преследование их человеком, сокращение площади естественных пастбищ в результате изменения пустынной растительности и вытеснения с них диких стад стадами домашних животных и изменение территории (появление дорог, транспорта, населенных пунктов), затруднившее характерные для этих животных широкие сезонные перемещения (миграции).

Интересный пример изменения состояния популяции за сравнительно короткое время представляют сайга, населяющая аридные территории, преимущественно полупустыни и

Куланы в Бадхызском заповеднике

северные пустыни. В первой четверти нашего столетия численность этих своеобразных животных была в результате неумеренного промысла настолько сокращена, что вид считался на грани исчезновения. После полного запрета охоты на сайгу в СССР при сложившихся благоприятных условиях к середине столетия численность зверя на правобережье Волги (Волгоградская и Астраханская области и Калмыцкая АССР) достигла примерно 500 тыс. особей. Еще большей по численности оказалась казахстанская популяция сайги, населяющая большую территорию от левого берега Волги до Балхаша. В результате организованного промысла в некоторые годы заготовлялись тысячи тонн мяса сайги (отличающегося, кстати, превосходными качествами) и шкуры.

Редкие животные пустынь. К числу интересных и ценных животных пустынь относятся и некоторые редкие млекопитающие, например дикие кошки — гепард, каракал, барханный кот — и равнинные дикие бараны аркалы. Редким называют вид, который обитает в небольшом числе на большой территории.

Некоторые редкие виды редки потому, что в силу определенных эволюционно сложившихся требований к среде обитания (так называемые стенобионтность и стенотопность) заселяют лишь немногие, подходящие для них природные угодья. И, таким образом, популяция вида оказывается очень рассеянной по территории. Это, так сказать, топографически редкие виды.

Биологически редкие виды при всех благоприятных естественных условиях среды не достигают высокой численности в силу таких биологических особенностей вида, как низкая плодовитость, потребность в обширном индивидуальном участке для каждой пары и т. п., что характерно, например, для многих крупных хищников, нормальное существование которых может быть обеспечено лишь при разделении территории на огромные охотничьи участки.

Редким может быть в некоторых частях видового ареала вовсе не редкий вид, например у предела его распространения. Назовем это явление «географической редкостью».

Наконец, редкость четвертых видов неестественна, вызвана сокращением численности вида под прямым или косвенным влиянием деятельности человека и поддерживается сложившимися условиями. Это «антропическая редкость» вида. При изменении условий жизни вида, прекращении промысла или восстановлении типичной среды обитания численность вида может быть восстановлена и даже увеличена до оптимума, при этом вид перестанет быть редким.

Роль некоторых редких видов в цепи природных связей комплекса (в биогеоценозе), несмотря на их редкость, оказывается очень существенной, что относится, в частности, к хищникам; биологическое значение других редких видов может быть и незначительным.

В числе относительно редких (топографически редких) видов в некоторых районах пустынь оказываются стенотопные грызуны (толстохвостые и гребнепалые тушканчики), длинноиглый еж, из копытных — кабан, из птиц — дрофа-красотка (джек), большеклювый зуек, полевой конек, черношейная и пустынная каменки и др.

К биологически редким видам, населяющим пустыни Средней Азии и Казахстана, относятся каракал, гепард, манул, барханный кот, крупные хищные птицы беркут, туркестанский змееяд, туркестанский сокол балобан и др.

В подзоне северных пустынь между Каспийским и Аральским морями очень редкими животными считаются малый суслик и заяц-русак, так как в этом районе проходит южный предел их распространения. Сравнительно редка на Устюрте и Мангышлаке сайга.

Редкость куланов и аркалов — результат, в первую очередь, долго длившегося неконтролируемого промысла. К настоящему времени кулан исчез на большей части Средней Азии и Казахстана, в некоторых районах не осталось и аркалов. В тех же местах, где эти виды находятся под охраной (Бадхызский заповедник), или там, где вид мало доступен для промысла и не преследуется (например, аркал на западных и южных чинках

Джейран

Устюрта), численность животных достигает хороших средних показателей и этих копытных уже нельзя назвать редкими.

Нет сомнения, что массовые ценные виды, ставшие редкими, заслуживают охраны и изучения с целью восстановления их численности до промысловых размеров. Но могут ли иметь практическое значение и ценность биологически редкие виды животных, всегда встречающиеся лишь в небольшом числе или вообще лишь отдельными парами? Этот вопрос сложен, так как для понимания практического значения вида в хозяйстве и жизни людей важно знать его биологическую роль в природных связях. Даже если животное редко, оно может быть существенным звеном в цепи взаимосвязей природного комплекса. Например, редкий вид может быть промежуточным хозяином паразита, а значит, роль его в природе очень важна; хищники оказываются естественными регуляторами численности других животных, при этом нередко становятся фактором оздоровления популяций животных, которые служат им пищей (т. е. популяции жертв: для ее биологического процветания нужен хищник или заменяющий хищника пресс рационального промысла).

В некоторых случаях при устранении одного из хищных видов возникают условия для проявления хищничества или других нежелательных потенциальных качеств со стороны другого вида. Такую смену экологической роли разных видов при искусственных или естественных «перестановках» внутри биоценозов необходимо предвидеть.

Мы коснулись лишь некоторых биологических явлений, имеющих значение в общей проблеме охраны фауны, и привели немного примеров; однако мы проводим уже на этой основе мысль о том, что во всех случаях биологической мелиорации, включающей регулирование численности видов, «перестановки» и искусственно вызываемые смены одного вида другим, совершенно необходимо учитывать современную и потенциальную роль каждого вида, в том числе самого редкого, пытаться предвидеть и планировать возможный скорый и отдаленный эффекты направленного воздействия на биологические комплексы и строить свою работу с учетом тенденций развития биогеоценозов антропогенного ландшафта.

Охрана птиц пустынь. В пустынях нашей страны и вообще в пустынной зоне Палеарктики обитают немногие виды птиц. В различных районах южной подзоны пустынь, в Средней Азии, гнездится от 20 до 30 видов, а в северной подзоне (пустыни умеренного пояса) — 30 - 60 видов. Среди коренного птичьего населения (гнездящихся видов) есть типичные обитатели пустынь, блестяще приспособленные к «жизни на пределе»; есть виды, широко распространенные по всем аридным землям, включая полупустыни и сухие степи, и виды, распространенные вообще космополитически.

В числе настоящих пустынных птиц имеются как редкие или относительно немногочисленные формы (виды и подвиды) — авдотка, казахский, туркменский и каспийский филины, дрофа-красотка, красные утки, большеклювый зуек и др., так и массовые виды чернобрюхий и белобрюхий рябки, саджа и кеклик.

Наибольшее практическое значение, безусловно, имеют массовые виды. Они в наибольшей степени привлекают внимание людей, на них охотятся с ружьем, и, следовательно, они нуждаются в первоочередной охране и установлении строго лимитированного, регулируемого промысла. Рябки и саджа — стайные виды, непременно посещающие водопои. По утрам и вечерам сотни этих птиц собираются с большой площади окрестных пустынь у небольших водоемов или родничков. Картина лёта рябков на водопой, когда стая за стаей эти птицы с криками летят над молчаливой, голой и тусклой равниной, запоминается каждому видевшему ее навсегда.

Коренное население наших среднеазиатских и казахстанских пустынь, так же как и жители пустынных районов Закавказья, мало охотится на птиц вообще, предпочитая пернатой дичи зверей, в первую очередь копытных и отчасти зайцев.

Таким образом, аборигенный промысел птиц не сказывался и не сказывается катастрофически на их численности. Напротив, влияние нового населения на численность птиц велико. Новые жители пустынь, вооруженные хорошим охотничьим оружием и не экономящие боеприпасы, стреляют обычно как промысловых, так и непромысловых птиц.

Нет сомнения, что нерегулируемая, хищническая охота на промысловых, а тем более на непромысловых птиц недопустима даже в самых отдаленных уголках пустыни, сохраняющих, казалось бы, еще нетронутую фауну.

Если летом в пустынях встречается сравнительно немного птиц, то в пору пролетов как северные, так и южные пустыни наполняются новыми временными обитателями. Через наши пустыни проходят пути и фронты пролета многих видов птиц, гнездящихся севернее, в том числе водоплавающих и куликов. Некоторые виды, особенно осенью, задерживаются в оазисах, у водоемов, в пустынных угодьях и на Каспийском побережье. А в отдельных районах южных пустынь с их теплой, бесснежной, субтропического характера зимой возникают массовые зимовки птиц.

Такие сравнительно крупные водоемы в Туркмении, как Атрек, Мургаб и другие реки, озера Большое и Малое Делили, а теперь водохранилища, каналы и водоемы у буровых скважин в различных районах Средней Азии, концентрируют зимой сотни и тысячи речных уток, чёрнетей, красноголовых и красноносых нырков, гусей, лысух, серых и белых цапель, некоторых куликов, хищников и разных видов воробьиных.

Организация правильного промысла и охраны пролетных и зимующих в пустынной зоне птиц представляет важный, еще слабоизученный специальный вопрос в круге проблем охраны фауны пустынь.

Большая концентрация птиц в период пролетов и зимовки в отдельных пунктах пустынь Каспийского и Аральского побережий создает условия для рациональной эксплуатации этих ресурсов дичи. Однако разработанной системы использования пролетных и зимующих промысловых видов пока еще нет. Местами большие запасы дичи недопромышляются, в других местах пресс охоты слишком велик. Регулирование промысла зимующих птиц — вопрос, требующий большого внимания, осторожности и точных научных знаний. На зимовках собираются птицы с обширных территорий нашей страны. Именно зимой птицы в наибольшей степени доступны для массового промысла; при этом вредные результаты возможного перепромысла сразу скажутся на численности маточного поголовья ценных видов во многих районах их гнездования, что в итоге подорвет запасы промысловых птиц.

Зимующие в пустынях Туркмении рябки и небольшое число дудаков и дроф-красоток, а также оседло живущие кеклики требуют строгой охраны.

Важной стороной вопроса охраны водоплавающих птиц на зимовках, в том числе в пустынной зоне, является борьба за чистоту вод. Загрязнение вод на зимовках гибельно влияет на птиц.

Охрана вод от «нефтевання» — актуальный вопрос. Зоологи разных стран, борясь за сохранение полезных птиц, требуют универсального решения этого важного вопроса для всех водоемов на земном шаре, где зимуют птицы.

Охрана пресмыкающихся пустынь. Пустыни иногда называют царством пресмыкающихся. Действительно, обилие тепла создает благоприятные условия для жизни пойкилотермных, т. е. не обладающих постоянной температурой тела, нетеплокровных животных. Разные группы рептилий — ящерицы, змеи, черепахи — населяют глинистые, каменистые и песчаные пустыни, полупустыни и пустынные горы. В закаспийских северных пустынях обитает в различных районах от 15 до 20 видов пресмыкающихся. В южных пустынях число видов местами почти удваивается.

Пройдите летом по небольшому такыровидному (плотному глинистому) участку вдоль арыка где-нибудь в Туркмении или Узбекистане. То там, то здесь из-под ног, из-за чахлых кустиков солянок будут выбегать и вновь прятаться такырные круглоголовки с задорно приподнятыми хвостами и изящные, тонкие ящерки из рода Eremias. В пустыне с плотным грунтом не редкость степная агама, ядовитый щитомордник, стрела-змея и полозы. В песках рептилий окажется еще

Кобра

больше. Рядом с маленькой песчаной круглоголовкой можно встретить довольно крупную ушастую, различных ящерок, сцинкового, каспийского и других гекконов, степных черепах, степных удавчиков, а в южных песках — очень ядовитую песчаную эфу.

В глубине южных пустынь встречаются также большие серые вараны; которых нередко называют крокодилами пустынь. Южные районы Средней Азии населяют, кроме того, самые ядовитые змеи — гюрза и кобра.

Среди пресмыкающихся, как и в любом другом классе животного мира, есть полезные и вредные для человека виды. Однако биологическая роль отдельных видов рептилий в зооценозах пустынь и практическое значение их для человека еще слабо изучены. Вопросы эти очень сложны. Возьмем, к примеру, ядовитых змей. Близкое соседство их опасно для человека и домашних животных и в известной мере мешает нормально жить и работать. В то же время яд многих змей используется для изготовления ценных лекарственных средств, а их кожа применяется в обувной и кожгалантерейной промышленности. Если же учесть, что биологическая роль ядовитых змей сложна и далеко еще не выяснена (с одной стороны, змеи уничтожают некоторых полезных животных, но в то же время, как хищники, они осуществляют «биологический контроль» за состоянием популяции жертв), то суждение об их практическом значении оказывается делом нелегким.

К числу безусловно полезных животных можно отнести травоядных степных черепах. Как известно, черепахи съедобны и вкусны, но население Средней Азии и Казахстана не использует черепах в пищу и промысел их в СССР не развит. (Возможно, что легенды и древние поверья оберегают черепах, как, впрочем, и некоторых других животных, например удода, красных уток, голубя, филина, соколов.) Полезны многие насекомоядные ящерицы (круглоголовки, ящерки, агамы), уничтожающие немало вредных насекомых и, в свою очередь, являющиеся пищевыми объектами для некоторых ценных пушных зверей и охотничьих птиц. Круглоголовок, ящерок и других пресмыкающихся поедают лисы-караганки, корсаки, степные кошки и, по-видимому, другие виды диких кошек пустынь (манул, барханный кот и каракал). Такырные круглоголовки встречаются в желудках дроф-красоток, пустельг и пустынных сычей.

Промысловыми видами в Средней Азии являются только змеи. Несомненно, вопросы регулирования и лимитирования промысла и охраны промышляемых видов должны распространяться и на промысел змей. Это тем более важно, что естественные запасы, численность рептилий и условия восстановления нормальной средней численности их после промысла в различных природных угодьях пустынь до сих пор не изучены.

В настоящее время предстоит изучить действительные размеры суммарной биомассы пресмыкающихся в природных угодьях южных и тем более северных пустынь, что позволит правильно понять их биологическую роль в природных комплексах и оценить их практическое значение. Среди рептилий, обитающих в СССР, есть интересные виды, ставшие теперь редкими, например серый варан. Этот вид заслуживает безусловной и строгой охраны. Безрассудное уничтожение пресмыкающихся, особенно змей, в том числе неядовитых и, по сути дела, полезных, и культивирование ненависти и традиционного отвращения ко всем рептилиям, которое нередко встречается среди населения, особенно у новых поселенцев пустынь, следует признать вредным обычаем, и от него надо сознательно удерживать и взрослых и детей. Многие рептилии, если отнестись к ним без предубеждения, не только полезны, но и красивы, хотя бы изящные и быстрые ящерки, гекконы, круглоголовки.

Пропаганда научных знаний как среди детей, так и взрослых о жизни и значении различных групп животного мира — важное дело в цепи мероприятий по сохранению природных богатств пустынь.

 

Предыдущая глава ::: К содержанию ::: Следующая глава

 

                       

  Рейтинг@Mail.ru    

Внимание! При копировании материалов ссылка на авторов книги обязательна.